Таран Константина Оборина

Эталоном ратного подвига можно считать воздушный таран, когда летчик, сознательно рискуя собственной жизнью, обрушивает свой самолет на самолет врага. Подобных таранов наши летчики совершили в годы Великой Отечественной войны более шестисот...

 Но летопись воздушных таранов не есть нечто застывшее: свидетельства очевидцев и архивные документы сверяются с данными противника, становятся известными имена новых героев, уточняются даты и обнаруживаются дополнительные подробности этих удивительных подвигов. Среди тех, кто одним из первых заслонил собою нашу красавицу Одессу, — заместитель командира эскадрильи 146-го истребительного авиаполка старший лейтенант Константин Оборин. В боевом донесении штаба 21-й авиадивизии кратко сообщалось, что 25 июня 1941 года, в абсолютной темноте, Оборин по направлению трассирующих пуль зенитно-пулеметных точек нашел и протаранил самолет противника, в результате чего тот упал. Фактически это был первый ночной воздушный таран в Великой Отечественной войне, совершенный на четвертый день войны. И до подвига младшего лейтенанта Виктора Талалихина, который таранил врага в небе Москвы 7 августа, было ещё целых полтора месяца. Однако Талалихин получил за свой таран Золотую Звезду Героя, и имя его стало известным всей стране. В наше время было названо еще одно имя летчика — старшего лейтенанта Еремеева Е. П., который совершил ночной таран раньше Талалихина — 29 июля 1941 года.

Оборину в этом отношении повезло гораздо меньше. К большому сожалению, о подвиге Оборина практически неизвестно, и его имя затерялось среди многих безызвестных героев войны. Пора исправить эту обидную несправедливость и золотыми буквами вписать имя Константина Оборина в славную когорту Героев.

Константин Петрович Оборин родился 3 января 1911 года в Перми. Окончив шесть классов школы, работал сначала учеником, а затем и мастером холодной обработки металлов на одном из местных предприятий. Но, как и многих мальчишек того времени, его влекло небо. Он поступил в Оренбургскую военную школу летчиков и успешно закончил её. Этого ему показалось мало, и Константин поступил ещё и в школу летчиков-истребителей в Борисоглебске.

После её окончания он был направлен для дальнейшего прохождения службы в 146-й истребительный полк Одесского военного округа. В полку занимал должности летчика, начальника парашютно-десантной службы и адъютанта эскадрильи, командира звена, старшего адъютанта эскадрильи и, наконец, стал заместителем командира эскадрильи. С первых дней войны Оборин активно участвовал в отражении налетов фашистской авиации. А вскоре он совершил подвиг.

Heinkel He 111
Ночью 25 июня 1941 года в 3 часа 20 минут на аэродроме близ районного центра Тарутино Одесской области, на котором базировался тогда 146-й полк, объявили воздушную тревогу. Вскоре в густых предрассветных сумерках над аэродромом стали слабо прорисовываться силуэты двух вражеских бомбардировщиков «Хейнкель-111». По ним открыли огонь зенитные пулеметы, охранявшие аэродром. Но не обращая на это внимания, немцы с 3.47 до 3.55 провели бомбежку.

МИГ-3
Для отражения налета взлетело два МИГ-3 и один И-16. Вскоре на фоне неба, куда тянулись трассы зенитных пулеметов, ст. лейтенант Оборин обнаружил вражеский бомбардировщик. Подойдя к нему, Оборин прицелился и нажал на гашетки. Оглушительно затарахтели пулеметы. Однако после короткой очереди пулеметы замолкли. Оборин перезарядил оружие, но и после этого выстрелов не последовало: пулеметы отказали...

Тогда, увеличив обороты, приблизившись к врагу вплотную, наш МИГ винтом нанес удар по левому крылу Хе-111. Бомбардировщик накренился и, медленно заваливаясь на крыло, начал падать. Вскоре в темноте полыхнул яркий взрыв. При таране Оборин ударился головой о прицел, но сознания не потерял и сумел справиться с управлением. Из-за поврежденного винта самолет сильно трясло, но, выпустив шасси, летчик смог совершить благополучную посадку на аэродромную полосу. При осмотре машины выяснилось, что помят лишь кок винта и сильно погнуты винты. В общем, повреждения были незначительными, и после небольшого ремонта МИГ снова вернулся в строй.

Продолжал воевать и Оборин. Представленный к ордену Ленина, в числе первых на Южном фронте, он успел совершить ещё 30 боевых вылетов и сбить второй вражеский самолет. К сожалению, военная судьба героя оказалась слишком короткой. Представление на награждение где-то затерялось в штабах. Ночью 29 июля 1941 года при посадке на аэродром Харькова летчик получил серьезную травму — перелом позвоночника. 18 августа 1941 года Константин Оборин умер от ран в госпитале. Через Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации удалось установить, что Оборин похоронен в Харькове. Теперь предстоит найти могилу героя. Его жена Клавдия Ивановна проживала на ст. Быково Ленинской ж/д, ул. Браво-Линейная, д. 28.

На этом можно было бы закончить эту историю. Но недавно стали известны некоторые любопытные подробности о немецком бомбардировщике, которого таранил Оборин. Оказалось, что пилотом Хе-111 был один из лучших летчиков 27-й бомбардировочной эскадры «Бельке» обер-лейтенант Гельмут Путц. Его наградили двумя Железными крестами и так называемой золотой пряжкой за 150 боевых вылетов, совершенных им в небе Франции и Англии. Именно этот огромный боевой опыт и спас жизнь Путцу и его экипажу.

Оказалось, что после тарана бомбардировщик не сразу упал. Сбросив, аварийно, оставшийся на борту остаток бомб, бомбардировщик с опытным пилотом продолжал ещё какое-то время лететь. Взрыв этих бомб и был слышен на советском аэродроме и воспринят как взрыв самолета. И всё же повреждения, нанесенные винтом советского МИГа, были настолько серьезными, что Путц не помышлял дотянуть до своей территории и ему пришлось срочно совершить аварийную посадку. Но и здесь немецкому экипажу повезло — притом многократно. Он смог по радио сообщить своим об аварии. При вынужденной посадке самолета «на брюхо» в поле экипаж не пострадал. Близ места посадки самолета не оказалось советских войск, и экипаж не попал в плен сразу же после приземления.

Узнав из сообщения по радио о плачевном положении экипажа Путца, ему на помощь прилетели два Хе-111, пилотируемые лейтенантами Краусом и Фендтом. Они сели в поле рядом с разбитым самолетом и забрали пострадавших.

И всё же Путцу не удалось избежать советского плена: спустя два года, 13 июня 1943 года, его, командира отряда и кавалера Рыцарского креста, вместе с экипажем сбили наши зенитчики под Козельском.

Изучение истории 146-го полка только начинается. Пока не установлены все имена летчиков, погибших в тех первых боях, утрачены и могилы близ Тарутинского аэродрома. Недавно обнаружены материалы, согласно которым на третий день войны командир звена того же полка лейтенант Яловой Алексей Иванович в групповом бою сначала подбил, а затем тараном добил вражеский самолет. Возможно, причиной и этого забытого подвига стала также ранняя смерть летчика, который 26 июля 1941 года погиб в воздушном бою под Кировоградом. Из справки ЦАМО РФ стало известно, что Яловой А.И. родился в 1915 году в с. Спасское Ново-Московского района Днепропетровской области.

Надеемся, что откликнутся земляки, знающие хотя бы что-то о могилах летчиков 1941 года под Тарутино. Просим обращаться в редакцию или в наш центр. Наши контактные телефоны 761-88-68, 785-42-78 и 785-42-55 (факс).

Олег КАМИНСКИЙ, Леонид СУХОВЕЙ.

http://vo.od.ua/rubrics/raznoe/8236.php

№66 (8803) // 06 мая 2008 г.


© 2013 Военно-исторический центр «Память и Слава»
Украина, г.Одесса