Одиссея старшего лейтенанта Шкудского

В небе Одессы в период её обороны погибли 22 летчика 69-го истребительного полка и 17 морских летчиков, направленных ВВС ЧФ в помощь защитникам города. Кроме того, попавший в плен майор Карл Озолиньш, командир 46-й отдельной штурмовой авиаэскадрильи Дунайской военной флотилии, ИЛ-2 которого был сбит 20 августа 1941 года во время штурма вражеских позиций, расстрелян эсесовцами в концлагере Дахау 4 сентября 1944 года.

Но еще недавно погибших морских летчиков числилось на одного больше. Старший лейтенант Илья Шкудский, командир звена 8-го истребительного авиаполка ВВС ЧФ, самолет которого был сбит 22 сентября при бомбардировке вражеского аэродрома Зельц, числился погибшим. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1942 года он награжден орденом Ленина посмертно. Но судьба этого летчика сложилась ещё трагичнее...

Впервые имя летчика старшего лейтенанта Ильи Марковича Шкудского встретилось в литературе, посвященной событиям войны в Испании. В феврале 1937 года он отправился добровольцем в Испанию помогать испанскому народу в его героической борьбе с фашизмом. Было известно, что стрелок-радист Шкудский летал на скоростном бомбардировщике СБ-2, что за храбрость и мужество он награжден Президиумом Верховного Совета СССР орденом Красного Знамени (Указ от 14 ноября 1938 года), который ему вручили после благополучного возвращения. Но на этом, к сожалению, следы Шкудского терялись.

Лишь однажды мне попалось на глаза упоминание о летчике с такой редкой фамилией. О нём вспоминал в своих мемуарах бывший летчик 69-го истребительного авиационного полка, защищавшего небо Одессы в 1941 году, Герой Советского Союза полковник запаса Алексей Тихонович Череватенко. Правда, упоминался Шкудский буквально одной, но очень важной, трагически звучавшей фразой. Речь шла о том, что старший лейтенант Шкудский не вернулся из налета на вражеский аэродром Зельц 22 сентября 1941 года.

Этот налет являлся одним из самых ярких эпизодов в истории обороны нашего города. А идея удара по вражеским аэродромам возникла, можно сказать, неожиданно и случайно. Дело в том, что накануне, 21 сентября, летчики 69-го авиаполка младший лейтенант Михаил Шилов и батальонный комиссар Николай Верховец сбили два румынских истребителя. Один из вражеских летчиков выбросился с парашютом над нашей территорией и был взят в плен. Смуглый румын в звании капитана охотно рассказывал допрашивавшим его всё, что знал. Среди прочего, румын сообщил и о том, что на аэродромах Баден (ныне Очеретовка) и Зельц (ныне Лиманское) сосредоточены крупные силы румынской авиации. Это были сведения исключительной важности. Разумеется, советскому командованию тогда ещё не была известна вся информация о противнике. Но сейчас из вражеских документов того времени видно, что на этих аэродромах под Одессой базировалась почти половина истребительной авиации королевской Румынии. Так, например, в Бадене базировались истребители ПЗЛ-11 штаба 3-й флотилии, 43-й, 44-й, 49-й и 50-й эскадрилий, истребители ПЗЛ-24 штаба 6-й группы и 62-й эскадрильи. Ещё сильней была группировка вражеской авиации на аэродроме Зельц. Там находились новейшие истребители немецкого производстваМЕ-109 штаба 1-й флотилии, штаба 7-й группы, 56-й, 57-й и 58-й эскадрилий, истребители «Харрикейн» английского производства 53-й эскадрильи, а также румынские истребители ИАР-80 42-й и 52-й эскадрилий. И этим огромным силам противостоял всего один-единственный 69-й авиаполк Приморской армии и несколько лётчиков 8-го авиаполка черноморской авиации капитана Федора Демченко!

Несмотря на малочисленность наших самолетов, было решено нанести удар по аэродромам Баден и Зельц, с целью уничтожения вражеской авиации на земле. Командир 69-го полка майор Лев Шестаков (кстати, участник войны в Испании и кавалер двух орденов) обсудил со своими офицерами план атаки и утвердил его у вышестоящего начальства.

И вот ранним утром 22 сентября в 5 часов 30 минут двадцать истребителей И-16 и два штурмовика ИЛ-2, разделившись на две группы, нанесли внезапный удар по аэродромам. Пушечным и пулеметным огнем, реактивными снарядами и кассетами с зажигательной смесью наши летчики штурмовали стоящие на земле самолеты, позиции зенитной артиллерии, склады с горючим и боеприпасами, а также большие палатки, в которых размещались вражеские летчики. Румыны явно не ожидали нападения и были захвачены врасплох. В результате налета противник понес большие потери. Полностью были уничтожены и сгорели пять самолетов: истребители МЕ-109 и «Харрикейн», транспортный «Капрони-133», курьерский МЕ-108 и ещё один самолет неизвестного типа. Ещё около пятнадцати самолетов были повреждены.



Между прочим, пытаясь оправдаться перед своим командованием за разгром аэродромов, румынские лётчики заявили, что ими были сбиты 16 советских самолетов. Но румыны явно переусердствовали в количестве победных рапортов, так как из налета на аэродром Зельц не вернулся всего один истребитель И-16. Его пилот, старший лейтенант Шкудский, пропал без вести, и все попытки выяснить его судьбу оказались безуспешными. В пылу боя никто не заметил, что с ним случилось. Было высказано предположение, что самолет Шкудского сбили зенитным огнем во время штурма.

К сожалению, во всех документах тех лет и послевоенных воспоминаниях бывших летчиков упоминалась только его фамилия, без имени и отчества и, зачастую, с искажениями (Шкутский С. — в книге Череватенко А.Т. «Небо Одессы, 1941-й» — Одесса, издательство «Маяк», 1978 г.). Неоднократно предпринимались попытки выяснить в военных архивах его биографические данные, но по одной фамилии, да еще с искажениями, отыскать сведения не удавалось. Необходимы были дополнительные данные, и они нашлись — случайно.

Недавно я начал работать над книгой о советских летчиках-добровольцах, участниках гражданской войны в Испании в 1936—1939 годах, которые потом воевали в Великую Отечественную войну. Составив в алфавитном порядке список «испанцев», я начал поиск информации о них в прессе военных лет. В списке, среди прочих, значилась и фамилия стрелка-радиста бомбардировщика СБ-2 младшего командира Шкудского Ильи Марковича. Но мне и в голову не могло прийти, что стрелок-радист бомбардировщика Шкудский и летчик-истребитель Шкудский одно и то же лицо. Я был уверен, что это просто однофамильцы. Но вот, просматривая газету «Известия» за 1942 год, я наткнулся на указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1942 года о награждении большой группы летчиков. В длинном списке орденоносцев сплошь знакомые имена: Асташкин, Демченко, Куница, Маланов, Топольский, Шестаков, Шилов... Это всё летчики, защищавшие Одессу! Просматривая список дальше, я нашел имя старшего лейтенанта Шкудского Ильи Марковича среди награжденных орденом Ленина. Фамилия пропавшего без вести летчика совместилась с именем и отчеством стрелка-радиста «испанца», и всё стало на свои места. Никаких сомнений быть не могло: в обоих случаях речь шла об одном и том же летчике! Наконец-то стали известны имя и отчество лётчика, не вернувшегося из налета на аэродром Зельц. Запрос о Шкудском, с открывшимися новыми данными, был направлен в центральный архив Министерства обороны, и вскоре оттуда пришел долгожданный и неожиданный ответ.

«Сообщаем, — писали работники архива, — что капитан Шкудский Илья Маркович, родившийся 15 октября 1914 года в Киеве, бывший командир звена 8-го истребительного авиационного полка Черноморского флота, находившийся в плену с сентября 1941 года по август 1944 года, был уволен в запас приказом Министерства обороны СССР № 02140 от 18 сентября 1957 года. В 1968 году он проживал в городе Норильске».

Через некоторое время из Норильского военкомата мне прислали копии из послужного списка Шкудского. В тот сентябрьский день 1941 года его сбили румынские зенитки, и он попал в плен. Долгих три года он находился в плену в румынском городе Калафат. В августе 1944 года, после занятия Румынии Советской Армией, он был сначала освобожден из лагеря, но затем в военкомате Галаца задержан и отправлен в Одессу, где судом приговорен к... восьми годам исправительно-трудовых лагерей! Такой была благодарность Родины летчику, которого посмертно наградили орденом Ленина! Мертвых героев у нас награждали, зато бывших военнопленных, хоть и оставшихся в живых, власть, мягко говоря, не жаловала...

Отбыв почти весь срок заключения, Шкудский был освобожден в 1951 году, но ещё до 1956 года находился в ссылке. Всё это время он трудился на Норильском горно-металлургическом комбинате, стал главным механиком обогатительной фабрики. В июне 1957 года бывший лётчик, защитник неба Испании, Севастополя и нашей Одессы был полностью реабилитирован. Ему вернули звание капитана, которое присвоили в октябре 1941 года, ордена Ленина и Красного Знамени, а также наградили медалями «За трудовую доблесть» и «20 лет Победы в Великой Отечественной войне». Жаль только, что эти сведения стали известны мне слишком поздно: Ильи Марковича нет в живых...

 

Но честное имя ещё одного отважного защитника Одессы должно навсегда остаться в нашей благодарной памяти.    

Олег Каминский


© 2013 Военно-исторический центр «Память и Слава»
Украина, г.Одесса