Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
Добро пожаловать на наш форум!
Если Вам есть чем поделиться или Вы хотели бы уточнить какие-либо эпизоды, связанные с героической обороной Одессы, то милости просим...
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

ТЕМА: 73 героических дня. Август

73 героических дня. 7 года 8 мес. назад #91

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
16 августа, суббота.

Целую неделю противник безуспешно предпринимал неоднократные атаки на всем фронте Приморской армии, стремясь овладеть Одессой с ходу. После 15 августа он вынужден был перейти от наступления по всему фронту к нанесению ударов по флангам оборонительных рубежей, рассчитывая прорваться к городу с северо-востока и северо-запада.
В Восточном секторе продолжались ожесточенные бои в районе южнее Булдынки. 1-му полку морской пехоты, понесшему накануне большие потери, с утра пришлось выдерживать атаки двух батальонов пехоты и нескольких кавалерийских эскадронов противника, которые при поддержке артиллерии, танков и бронетранспортеров наступали вдоль западного берега Большого Аджалыкского лимана в направлении Шицли. Враг упорно рвался к этому небольшому селению, расположенному в широкой балке, по которой можно было продвинуться к приморскому селу Чебанка. А в Чебанке находилась 412-я береговая батарея, силу ударов которой не раз довелось испытать врагу. На помощь 1-му полку были направлены два батальона 2-го полка морской пехоты, находившегося в армейском резерве. При поддержке артиллерийского огня 412-й береговой батареи и канонерской лодки «Красная Грузия», морские пехотинцы контратаковали вражеские подразделения и остановили их. Кавалерийский эскадрон противника, прорвавшийся к Шицли, был почти полностью уничтожен, 28 солдат взяты в плен. Но через несколько часов началось новое наступление. Вражескую пехоту и кавалерию поддерживала авиация, наносившая сильные удары по нашим войскам. Во второй половине дня неприятель снова захватил Шицли.
На этом же фланге, в районе села Беляры, на рассвете заняла огневые позиции батарея тяжелой артиллерии противника, которая отсюда могла вести разрушительный огонь по важным объектам обороны Одессы. Наша воздушная разведка своевременно обнаружила её расположение: координаты были переданы командиру 412-й береговой батареи капитану Н. В. Зиновьеву. Метким огнём нашей артиллерии вражеская батарея была уничтожена, не успев сделать ни одного выстрела.
Особо тревожное положение создалось в этот день в Южном секторе. С большим мужеством дрались чапаевцы, стремясь выбить неприятеля из Кагарлыка, на южную окраину которого он ворвался накануне. Целый день шли упорные бои. К вечеру противник, сосредоточив на этом участке крупные силы, овладел всем селом и продвинулся на три километра в юго-восточном направлении. Складывалась очень опасная ситуация: этот прорыв облегчал вражеским войскам возможность быстро продвигаться дальше на юг – в сторону Беляевки и на юго-восток в направлении Одессы. Здесь подступы к городу были укреплены недостаточно.
С целью ликвидации образовавшегося прорыва командование Приморской армии 16 августа отдало приказ с утра 17 августа провести контратаку. Для этого была создана ударная группа в составе 1-й кавалерийской дивизии и 90-го полка 95-й стрелковой дивизии, усиленная пятью танками. Она должна была сосредоточиться в районе хутора Дар Природы – село Зисарево и оттуда атаковать противника в направлении Кагарлык – Граденицы. Командование группой возлагалось на командира 95-й дивизии генерал-майора В. Ф. Воробьева.
25-я стрелковая дивизия получила задачу: удерживая занимаемый рубеж, контратаковать противника в направлении западной окраины Кагарлыка. В подкрепление ей были направлены из состава войск Восточного сектора танковый взвод, один дивизион 69-го артиллерийского полка и одна батарея 134-го гаубичного полка.
В Южный сектор был направлен и 136-й запасной стрелковый полк. Он получил приказ к 6 часам 17 августа занять и оборонять промежуточный рубеж на линии Карсталь – Фрейденталь, не допуская прорыва противника в направлении Вакаржаны – Дальник.
Необходимая для выполнения этих задач перегруппировка войск была проведена в течение ночи на 17 августа. В ту же ночь принимались меры и для улучшения положения в Восточном секторе. На помощь 1-му полку морской пехоты были направлены батальон связи Тираспольского укрепленного района и караульный батальон.
Обком партии решил срочно провести 17 августа дополнительную партийную мобилизацию, направить в распоряжение Военного совета Приморской армии еще одну группу коммунистов для усиления Восточного сектора.
Командование Приморской армии отдало приказ переодеть всех морских пехотинцев в армейскую форму. Необходимость этого вызывалась тем, что краснофлотцы, ставшие бойцами на сухопутном фронте, как правило, не хотели расставаться с морской формой, шли в бой в синих фланелевках и черных брюках. Такая форма одежды служила хорошей мишенью для врага, это приводило к лишним жертвам. Пришлось прибегнуть к силе приказа. Первым переоделся в защитную армейскую форму полковник Я. И. Осипов, и все морские пехотинцы последовали его примеру. Однако многие просили оставить им на память о морской службе тельняшки и бескозырки. Их просьба была удовлетворена.
В Западном секторе 16 августа стояло относительное затишье. Здесь в предыдущие дни понесла очень большие потери 3-я пехотная дивизия неприятеля. Перед фронтом наших войск скопилось много трупов неприятельских солдат и офицеров, от которых шел невыносимый смрад. Командир 95-й стрелковой дивизии генерал-майор В. Ф. Воробьев приказал выставить ночью фанерный щит с надписью:
«Командиру 3-й пехотной дивизии.
Советское командование предлагает вам 16 августа с 12 до 16 часов убрать трупы и своих раненых солдат и офицеров. В это время наши войска не будут вести огонь».

Четыре часа прошли на этом участке фронта без единого выстрела. Обе стороны молчали. Тихо было и в последующие часы. Однако противник не ответил на предложение нашего командования и не воспользовался им. Ночью наши санитары с помощью гашеной извести ликвидировали основные очаги зловония.
Противник продолжал массированные воздушные налёты на Одессу и её окрестности. 16 августа большая группа фашистских самолётов совершила налёт на станцию Одесса-Застава, где сосредоточилось свыше тысячи железнодорожных вагонов, во многих из которых были снаряды, патроны и другие боеприпасы. Два вражеских самолёта сбили наши зенитчики, однако остальные прорвались к эшелонам. От взрывов бомб вспыхнули вагоны. Пожар быстро распространялся. К горящим вагонам бросились бойцы противопожарного отряда МПВО во главе с Н.Н. Цвирко, железнодорожники и милицейская охрана. Вокруг рвались бомбы, свистели осколки, но люди продолжали вести борьбу за спасение ценного груза. Удалось отцепить и оттянуть в безопасное место 133 вагона с патронами, минами, снарядами и 160 вагонов с другими грузами. Затем были спасены еще 643 вагона.
Радостным событием этого дня было прибытие из Севастополя эсминцев «Безупречный» и «Беспощадный», которые доставили артиллерийские снаряды и другие боеприпасы. Это была большая и очень своевременная помощь защитникам Одессы.
Тем временем основные силы Южного фронта, ведя ожесточенные оборонительные бои, отходили ещё дальше на
восток. Наши войска оставили Николаев, Кривой Рог и стали занимать рубежи обороны на Днепре. Осажденная Одесса оказалась в глубоком вражеском тылу. Усложнилось управление Приморской армией со стороны Военных советов Южного фронта и Юго-Западного направления, а также организация их взаимодействия с Черноморским флотом.
Исходя из этого, главнокомандующий Юго-Западным направлением Маршал Советского Союза С. М. Буденный обратился 16 августа в Ставку Верховного Главнокомандования1 с предложением: «Приморскую армию переподчинить командующему Черноморским флотом и назначить в помощь последнему командира по наземным войскам». Это предложение, как показал дальнейший ход событий, было принято Ставкой во внимание.
В тот же день в адрес Одесского обкома партии поступила радиограмма за подписью секретаря ЦК КП(б)У М.А.Бурмистенко с требованием: «Одессу оборонять во что бы то ни стало».


В этот день вступил в силу печально известный Приказ № 270 Ставки Верховного Главнокомандования СССР.

Приказ № 270 Ставки Верховного Главнокомандования СССР от 16 августа 1941 года «Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия», подписанный Иосифом Сталиным, определял, при каких условиях военнослужащие (имеются ввиду командиры и политработники (Приказываю:Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров.)Красной Армии считаются дезертирами. Согласно этому приказу, каждый командир или политработник был обязан сражаться до последней возможности, даже если войсковое соединение было окружено силами противника; запрещалось сдаваться в плен врагу. Нарушители могли быть расстреляны на месте; при этом они признавались дезертирами, а их семьи подлежали аресту и лишались всех государственных пособий и поддержки.

В приказе объявлены дезертирами генерал-лейтенант Качалов, погибший при прорыве из окружения, и генерал-майор Понеделин и генерал-майор Кириллов, попавшие в немецкий плен в августе 1941 года, за несколько дней до выхода приказа. Все они были реабилитированы в 1950-х годах.

Влади́мир Я́ковлевич Кача́лов (27 июля 1890 — 4 августа 1941)


Па́вел Григо́рьевич Понеде́лин (4 марта 1893 — 25 августа 1950)


Никола́й Кузьми́ч Кири́ллов (30 ноября 1897 года — 25 августа 1950 года)
Последнее редактирование: 7 года 8 мес. назад от TruckDriver.
Администратор запретил публиковать записи.

73 героических дня. 7 года 8 мес. назад #92

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
17 августа, воскресенье.

День снова начался с ожесточенных боев на флангах обороны.
В Южном секторе ударная группа наших войск в составе 1-й кавалерийской дивизии и 90-го стрелкового полка 95-й дивизии к 6 часам утра сосредоточилась в исходном районе, указанном в приказе командования армии. В 8 часов утра, после короткой артиллерийской и авиационной подготовки, группа контратаковала противника в направлении Кагарлыка. Одновременно 31-й полк 25-й стрелковой дивизии перешел в наступление в направлении юго-западной окраины Кагарлыка. 136-й запасной стрелковый полк занял указанные ему в приказе позиции.
Наступление вначале имело некоторый успех, однако вскоре сказалось отсутствие у наших войск необходимого количества полевой артиллерии. Из доставленных накануне в Одессу снарядов успели подвезти лишь незначительную часть. Огневые точки противника не были подавлены, и они наносили нашим частям и подразделениям большие потери. Активно действовала вражеская авиация. В результате этого темп наступления снизился, войскам противника удалось задержать наши части и перейти в контрнаступление. В районе Кагарлыка завязался упорный бой, длившийся целый день. В этом бою наши бойцы и командиры проявили большое мужество. Храбро дрались артиллеристы 1-й батареи 69-го артиллерийского полка под командованием младшего лейтенанта К. Т. Лысого. Под сильным нажимом врага находящаяся рядом рота 287-го стрелкового полка отошла, и батарея оказалась обойденной с левого фланга. Противник открыл по ней сильный пулемётный огонь. Но батарея, поставив орудия на прямую наводку, рассеяла неприятельскую пехоту и организованно, без потерь заняла новую позицию. В 16 часов Кагарлык был взят нашими войсками. Однако противник подтянул свежие резервы, и бой разгорелся с новой силой. В 23 часа неприятельские части снова ворвались в Кагарлык.
В этот же день противник, прорвав нашу оборону южнее Кагарлыка, начал продвигаться к Беляевке, но все его атаки на этом направлении были отражены.
В Восточном секторе подразделения неприятеля, прорвавшиеся накануне в Шицли, с рассвета пытались продвинуться дальше на юг, но безуспешно. Румынское командование перебросило в этот район еще некоторые подразделения. Главный удар противник наносил по обороне 1-го полка морской пехоты. Моряки, подпустив неприятельскую пехоту на близкое расстояние, обрушили на неё шквал огня и заставили залечь на открытом месте. Тогда враг решил атаковать наши позиции с фланга конницей и танками. Завязался упорный бой. Командование сектора срочно направило в помощь морским пехотинцам резервный батальон 26-го полка НКВД. Совместными усилиями они окружили Шицли, а затем при огневой поддержке 412-й береговой батареи и канонерской лодки «Красная Грузия» освободили село, взяв при этом 70 пленных, захватив 18 орудий, 3 лёгких танка и бронеавтомобиль.
В бою за Шицли героический подвиг совершил краснофлотец- комсомолец, уроженец Одессы Д. М. Воронко. Рота, в которой он сражался, шла в атаку. Противник встретил её ураганным огнём. Пулей был сражен командир роты, шедший впереди. Наступило замешательство, часть краснофлотцев залегла. Тогда Воронко крикнул во весь голос: «Рота, слушай мою команду! За Родину! Вперед!». Рота снова поднялась в атаку. Дважды раненый, бесстрашный воин, обливаясь кровью, шел впереди, увлекая за собой товарищей. Но вот третья пуля пронзила его тело. Воронко пошатнулся, но тут же поднялся и с пением «Интернационала» рванулся снова вперед. Рота смяла противника и ворвалась в Шицли.
В Западном секторе по-прежнему сохранялось затишье. Но,как вскоре оказалось, это затишье было обманчивым. В течение предыдущих нескольких дней противник, проявляя особую активность на флангах, одновременно усиленно готовился к новому наступлению в центре обороны. 16 августа наша воздушная разведка обнаружила переброску неприятельской танковой бригады с восточного направления в район Раздельной. Как потом стало известно, 15 августа враг сосредоточил в районе Калантаевки вблизи железнодорожной линии Раздельная – Одесса части 11-й румынской пехотной дивизии, переброшенные из района Бендер.
В то же время 95-я стрелковая дивизия, державшая оборону в Западном секторе, была ослаблена: два батальона одного из трех её полков – 90-го – находились в Южном секторе, куда они были направлены в составе ударной группы, а вернуть их назад не представлялось возможным, так как положение там оставалось очень напряженным. Для поддержки 95-й дивизии командование Приморской армии могло направить только несколько сот бойцов, только что выписанных из госпиталей, и небольшой отряд моряков из резерва военно-морской базы. Командование сектора спешно принимало все меры к тому, чтобы в этих сложных условиях, несмотря на все трудности,должным образом подготовиться к отражению натиска врага. Из показаний захваченных в этот день пленных удалось выяснить, когда можно ждать начала наступления противника, в каком направлении готовится главный удар, и соответственно этому расставить свои силы и средства.
Особое внимание уделялось эффективному использованию средств борьбы против танков. Крайне важно было создать наибольшую плотность артиллерийского огня на наиболее танкоопасных направлениях. Начальник дивизионной артиллерии полковник Д. И. Пискунов, как показал дальнейший ход событий, успешно выполнил эту задачу. Командование армии выделило артиллеристам дивизии на следующий день больше снарядов. Летчики морской авиации уничтожили и повредили в этот день 13 замаскированных в копнах сена танков, рассеяли и частично уничтожили до двух эскадронов вражеской кавалерии.
Командиры и политработники провели беседы с красноармейцами, на которых рассказали им о готовящемся противником наступлении, разъяснили задачи каждого бойца в отражении вражеского удара.
Огромную роль в укреплении морального духа войск армии сыграл приказ Ставки Верховного Главнокомандования № 270 от 16 августа 1941 года. «Теперь, – говорилось в приказе, – не только друзья признают, но и враги наши вынуждены признать, что в нашей освободительной войне с немецко-фашистскими
захватчиками части Красной Армии, громадное их большинство, их командиры и комиссары ведут себя безупречно, мужественно, а порой прямо героически. Даже те части нашей армии, которые попали в окружение, сохраняют дух стойкости и мужества, не сдаются в плен, стараются нанести врагу больше вреда. Командиры и политработники довели содержание этого приказа до каждого бойца и краснофлотца. В эти дни политико-массовая работа была усилена во всех частях войск, оборонявших Одессу. Политотдел Приморской армии 16 августа разослал всем армейским партийным организациям директиву, в которой требовал от каждого коммуниста, от каждого командира и политработника разъяснить всему личному составу всю серьезность обстановки и поставленной партией и правительством задачи по защите черноморского побережья и города Одессы.
Вся партийно-политическая работа, подчеркивалось в директиве, должна проводиться под лозунгом «Ни шагу назад!».
Особое внимание обращалось на повышение авангардной роли коммунистов и комсомольцев в бою: «Политбойцы – коммунисты и комсомольцы – в данный момент обязаны показать истинные примеры мужества, отваги, самопожертвования, составляя стальное ядро подразделений и частей».
Большую политико-воспитательную работу проводил и политотдел военно-морской базы, возглавляемый полковым комиссаром Г. Н. Вишневским.
Последнее редактирование: 7 года 8 мес. назад от TruckDriver.
Администратор запретил публиковать записи.

73 героических дня. 7 года 8 мес. назад #93

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
18 августа, понедельник.

Как и ожидалось, в центре событий этого дня оказался Западный сектор.
Сосредоточив на узком участке фронта части трех своих пехотных дивизий – 3, 7-й и 11-й, а также танковую бригаду, противник в 8 часов утра после сильной артиллерийской и авиационной подготовки перешел в наступление вдоль железнодорожной линии Раздельная – Одесса. Главный удар был направлен на позиции 161-го стрелкового полка, оборонявшего участок Бриновка – Новоселовка – станция Карпово. Полки неприятельской пехоты, имея в боевых порядках много танков, двигались густыми цепями, местами даже колоннами. Противник был полностью уверен в успехе своего наступления. Когда наступающие вражеские войска подошли на расстояние 300 метров к переднему краю нашей обороны, по ним был открыт огонь из всех видов оружия: артиллерийский – по танкам, пулемётный и ружейный – по пехоте. Из ячеек передних траншей в танки полетели метко брошенные бойцами бутылки с горючей смесью и гранаты: 25 подбитых и сожженных танков осталось на поле боя. Пехота, так и не дойдя до наших окопов, залегла. Правда, около 30 боевых машин все же прорвались через наши траншеи, но бойцы 161-го полка не дрогнули и, имея в тылу десятки неприятельских танков, продолжали мужественно отбивать атаки вражеской пехоты. Прорвавшиеся танки были перехвачены нашими умело расставленными артиллерийскими батареями. Три машины были сразу подбиты, остальные повернули назад. Между тем бой продолжался. Противник предпринимал все новые и новые ожесточенные попытки прорвать линию нашей обороны, но части 95-й дивизии, отбивая одну за другой его атаки, местами сами переходили в контратаки. На поддержку им несколько раз вылетали истребители 69-го авиаполка, штурмовавшие вражеские войска.
В бой у станции Карпово совершенно неожиданно для неприятеля вступил бронепоезд № 21 («Черноморец»). Бронированная громада на полном ходу врезалась в расположение войск противника и пулемётным огнём с двух бортов стала расстреливать колонны, идущие в атаку. Поле вдоль железной дороги усеялось сотнями трупов вражеских солдат и офицеров, брошенным оружием и снаряжением.
Образцы выдержки и находчивости в бою показали артиллеристы 97-го отдельного противотанкового дивизиона, которым командовал капитан В. И. Барковский. Огнём их орудий была уничтожена значительная часть танковой бригады противника. В бою отличились и истребители танков. Двое из них – красноармейцы И. Г. Баев и М. Д. Магарычев – бутылками с горючей смесью подожгли 4 танка.
С исключительной отвагой и стойкостью отстаивал свой рубеж 3-й батальон 161-го стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта Я. Г. Бреуса. Силами этого батальона за несколько дней боев севернее станции Выгода было уничтожено свыше 1200 неприятельских солдат и офицеров. За этот подвиг Я.Г. Бреусу, проявившему мужество и в предыдущих боях, было присвоено звание Героя Советского Союза.
Так же доблестно сражались воины других подразделений.
Не выдержав огня и контратак наших частей, противник отошел на исходные позиции, оставив на поле боя более 3000 солдат и офицеров и половину машин своей танковой бригады. В попавшем через некоторое время в руки наших воинов дневнике румынского юнкера М. Олтяну была такая запись:
«18 августа. Роковой день батальона. В 3 часа 30 минут пускаемся в атаку. Враг прекрасно организован, встречает нас дождем пуль. Я никогда ничего подобного не видел. Кто этого не видел, тот не может иметь представления, что это такое. Я полз исключительно на локтях. Я запомню это на всю жизнь. После контратаки в нашем батальоне осталось всего 120 человек».
Удар, нанесенный врагу 18 августа в Западном секторе, был первой большой победой наших войск под Одессой. 7-я пехотная дивизия противника потеряла около половины своего личного состава, потери 3-й пехотной дивизии были немногим меньше. В телеграмме Военного совета Приморской армии командованию 95-й дивизии говорилось:
«Поздравляем с новым успехом. Объявить благодарность бойцам-героям, особенно артиллеристам противотанковых пушек и бойцам, уничтожающим танки бутылками с горючим. Отличившихся представьте к правительственной награде. Боевые подвиги защитников Одессы войдут в историю Отечественной войны как подвиг истинных героев, верных сынов великого советского народа».
В этот день шли ожесточенные бои и на флангах обороны Одессы. В Южном секторе части 25-й стрелковой дивизии и 90-й полк 95-й дивизии отбивали атаки противника, наступавшего силами двух дивизий – гвардейской и пограничной – в направлении южнее Кагарлыка. На отдельных участках неприятельские подразделения продвинулись на 1-2 километра, но развить наступление – им не удалось.
В Восточном секторе противник снова атаковал позиции 1-го полка морской пехоты в районе Шицли. Несмотря на то, что полк в предыдущие дни понес большие потери, морские пехотинцы при поддержке артиллерийского огня 412-й и 21-й береговых батарей и канонерской лодки «Красная Армения» отбили вражеские атаки и удержали свои позиции.
Геройски действовала команда сторожевого катера № 035 (командир старший лейтенант И. П. Михайлов), получившего приказ снять в Сычавке окруженных противником пограничников службы наблюдения и связи. Вражеская пехота и 2 бронеавтомашины встретили катер сильным ружейно-пулемётным огнём. Моряки, ударив по целям фугасными снарядами, рассеяли неприятеля. Катер подошел к берегу принял на борт 75 пограничников и благополучно возвратился на базу.
В этом секторе 82-я отдельная авиаэскадрилья бомбардировала скопления неприятельских войск в районе Кубанки. В связи с нависшей над Одессой угрозой для нанесения ударов по вражеским войскам на одесском участке фронта стали широко привлекаться ВВС Черноморского флота. Воздушная разведка в этот день установила, что из румынского порта Сулин в направлении Одессы вышли 8 больших и 4 малых транспорта, с которых враг, по всей видимости, намеревался высадить десант. Бомбардировщики Черноморского флота ударом с воздуха потопили два и повредили один транспорт, заставив остальные возвратиться на свою базу.
18 августа фашистская авиация несколько раз с особым остервенением бомбила Одессу. В налётах на город и порт участвовало свыше ста вражеских самолётов. Истребители 69-го авиационного полка сбили три самолёта противника, потеряв один. В воздушном бою тяжелые повреждения получил самолёт командира полка Л.Л. Шестакова, но отважному летчику все же удалось посадить свою машину в районе расположения наших войск. Активно действовала и наша зенитная артиллерия. Однако немало фашистских самолётов прорвалось к городу. Возникло много пожаров. Горели судоремонтный завод, завод «Большевик», жилые дома на улицах Гоголя, Жуковского, Пушкинской, Чкалова и других. В борьбу с разбушевавшейся стихией включились все
пожарные команды города и группы самозащиты. С огромным напряжением и самоотверженностью работали пожарники А.Г. Андриаш, Н.А. Волошин, А.М. Подшибнякин, И. С. Сичкорез и другие. С брандспойтами, баграми и кирками в руках они смело пробирались в самые опасные зоны, увлекая за собой товарищей, умело локализовывали, а затем ликвидировали один за другим крупные очаги пожаров.
«Девчата, вступайте в санитарные дружины!» – с таким призывом через газету «Чорноморська комуна» обратилась к женской молодежи города сандружинница М. Албул. «Мы ухаживаем за ранеными бойцами, – писала она. – Во время бомбардировок города фашистскими воздушными пиратами наши дружинницы сумели быстро вынести всех пострадавших из-под обломков, тут же перевязали их. Не одну жизнь мы уже спасли. Шура Яровая, Тоня Лапшик, Шура Петрова, Беба Пендюра, Аня Брижа — молодые девушки, работницы, студентки, без страха, просто и хорошо выполняют свои обязанности. Призываю вас всех, дорогие девушки, стать в ряды санитарных дружинниц. Будем вместе с нашими доблестными бойцами отбивать вражеское
нашествие!».
Решением ЦК ВЛКСМ от 23 июня 1941 года на комсомольские организации и общества Красного Креста была возложена почетная и ответственная задача по подготовке медсестер и сандружинниц для Красной Армии. Райкомы ЛКСМУ и секретари первичных комсомольских организаций города совместно с отделами здравоохранения исполкомов районных Советов депутатов трудящихся и райкомами Красного Креста создали курсы медсестер и сандружинниц. В 40 группах медсестер с хирургическим уклоном действиям в полевых условиях обучалось 1400 девушек; 630 молодых патриоток занимались в группах санитарных дружинниц. Приобретенные знания закреплялись на практике – во время налётов на город вражеской авиации. Многие из заканчивавших курсы пополняли ряды медицинских работников Приморской армии.
Последнее редактирование: 7 года 8 мес. назад от TruckDriver.
Администратор запретил публиковать записи.

73 героических дня. 7 года 8 мес. назад #94

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
19 августа, вторник.

Утром была получена директива Ставки Верховного Главнокомандования, в которой намечались действенные меры по усилению обороны города. В соответствии с этой директивой был создан Одесский оборонительный район (ООР). В его состав включались силы Приморской армии, Одесской военно-морской базы и приданные ей корабли Черноморского флота. Одновременно все силы и средства ООР переподчинялись Военному совету Черноморского флота. Высшим и единым органом командования на одесском плацдарме стал Военный совет
оборонительного района.
Это была своевременная и крайне необходимая мера. В то чрезвычайно тяжелое время Приморская армия была отрезана от основных сил Южного фронта. Командованию фронтом и главнокомандованию Юго- Западным направлением очень трудно стало управлять войсками, оборонявшими окруженную с суши Одессу. Эти трудности особенно усилились после дальнейшего отхода основных сил фронта на восток и выхода противника на ближние подступы к Одессе. Боеспособность наших войск на одесском плацдарме теперь в определяющей степени зависела от Черноморского флота: только он мог обеспечить доставку защитникам осажденного города подкреплений, боеприпасов и снаряжения для усиления обороны. Образованием Одесского оборонительного района с подчинением Черноморскому флоту была создана единая стройная система руководства обороной, которая позволяла лучше использовать для нужд фронта местные возможности и резервы, четче наладить взаимодействие всех родов войск.
Командующим войсками оборонительного района был назначен командир Одесской военно-морской базы контр-адмирал Г.В. Жуков, волевой военачальник и незаурядный организатор. Он имел за плечами немалый военный опыт, приобретенный в годы гражданской войны; участвовал в борьбе испанских республиканцев против фашизма. Г.В. Жуков пользовался большим авторитетом среди моряков Черноморского флота, а в первый период обороны Одессы приобрел популярность и в сухопутных войсках, защищавших город. Глубокое уважение снискал Г. В. Жуков у коммунистов и широких кругов населения Одессы. Он был кандидатом в члены ЦК КП(б)У, членом Одесского областного комитета партии, депутатом областного и городского Советов депутатов трудящихся. В состав Военного совета ООР, кроме Г. В. Жукова, вошли дивизионный комиссар Ф.Н. Воронин (от Приморской армии), первый секретарь Одесского обкома КП(б)У А. Г. Колыбанов, отозванный из 9-й армии Южного фронта, бригадный комиссар И. И. Азаров (от Черноморского флота). Заместителями командующего ООР стали:
по сухопутным войскам – генерал-лейтенант Г.П. Софронов, по обороне с моря – контр-адмирал И.Д. Кулишов, по военно-воздушным силам – комбриг В.А. Катров, помощником командующего по инженерной обороне – генерал-майор инженерных войск А.Ф. Хренов. Штаб оборонительного района возглавил генерал-майор Г.Д. Шишенин.
Создавая Одесский оборонительный район, Ставка сохранила Военный совет и штаб Приморской армии. Командующим армией оставался генерал Г.П. Софронов, членом Военного совета был назначен (вместо Ф.Н. Воронина) бригадный комиссар М.Г.Кузнецов, а начальником штаба (вместо Г.Д. Шишенина) – полковник Н.И. Крылов, занимавший до этого пост начальника оперативного отдела, опытный и одаренный военный работник, ставший впоследствии выдающимся военачальником, Маршалом Советского Союза. Сохранялась также и Одесская военно-морская база. Её командиром стал (вместо Г. В. Жукова) контр-адмирал И.Д. Кулишов, начальником штаба базы – капитан 3-го ранга К.И.Деревянко.
Перед Военным советом оборонительного района Ставка Верховного Главнокомандования поставила следующие задачи:
«1. Одесский район оборонять на рубеже: Фонтанка – Кубанка – Ковалевка – Отрадовка – хутор Первомайск – Беляевка – Маяки – Каролино-Бугаз до последнего бойца.
2. При организации обороны уделять особое внимание созданию и развитию оборонительных сооружений. Создать оборонительные рубежи и привести в оборонительное состояние город.
3. Мобилизовать и использовать все трудоспособное население для обороны города и района, создать запасные части.
4. Изъять из базы, тыловых частей и учреждений весь излишний начальствующий и рядовой состав и использовать его в строю.
5. Установить в городе и районе порядок и соответствующий режим для гражданского населения.
6. Выявить в районе и городе наличие вооружения, военной техники и другого военного имущества; использовать его для обороны. Все ненужное для обороны эвакуировать. Эвакуацию проводить во всех случаях с разрешения контр-адмирала Жукова».
Черноморский флот получил задачу: огнём артиллерии береговых батарей и кораблей поддерживать борьбу сухопутных войск, обеспечить подвоз пополнения, вооружения и снаряжения в Одессу, а также эвакуацию из города раненых, населения и ценного имущества. Положение под Одессой, особенно на левом фланге, оставалось очень тяжелым. Уже к вечеру 19 августа вновь ухудшилась обстановка в Южном секторе. В первом боевом донесении штаба ООР говорилось:
«Войска оборонительного района 18 и 19 августа вели особо напряженные бои со значительными силами противника, нанесшего главный удар в направлении Кагарлыка и Карсталя. Введя в бой до шести пехотных, одной кавалерийской дивизий и одной бронебригады, противник к исходу 19 августа прорвал фронт на участке Кагарлык – Беляевка. Наши части, понеся значительные потери (свыше двух тысяч человек только ранеными) в личном составе и материальной части, с боем задерживают противника».
В 287-м полку 25-й Чапаевской дивизии и в 136-м запасном в ротах осталось по двадцать пять – тридцать бойцов.
Советские войска не смогли повсеместно удержаться на указанных Ставкой рубежах. 19 августа неприятель ворвался в Беляевку, имевшую большое оперативно-тактическое значение. Противник захватил и немедленно отключил Беляевскую водонасосную станцию на Днестре, лишив тем самым в разгар жаркого лета 360-тысячное население Одессы основного источника снабжения пресной водой. Захват врагом этого населенного пункта создавал также большую угрозу флангам Южного и Западного секторов обороны. На правом фланге противник снова атаковал позиции 1-го полка морской пехоты, усилив свою наступающую пехоту несколькими кавалерийскими эскадронами и танками. После полудня ему удалось захватить Шицли и Старую Дофиновку и развить дальнейшее продвижение из этих пунктов по направлению к приморским селам Чебанка и Новая Дофиновка. Завязался ожесточенный бой, переходивший местами в рукопашные схватки.
Штыковая атака морских пехотинцев... Вот как описал её в своих воспоминаниях бывший командир взвода 1-го полка морской пехоты старшина 2-й статьи Н. И. Александров:
«Многоголосое «Ура!» и «Полундра!» загремели над степью,перекрывая треск стрельбы. Во врага полетели гранаты. Потом все смешалось – фланелевки и полосатые тельняшки матросов, зеленые гимнастерки наших армейцев и серые мундиры гитлеровцев. Перед глазами мелькают перекошенные то злобой, то ужасом лица вражеских солдат. Я иду вместе со всеми. Удар... Ругань, рычание, стоны, вопли... Орудуя штыком и прикладом, мы шаг за шагом продвигаемся вперед. Дрогнул враг, побежал. Мы достигаем бегущих и бьем, бьем их, не давая опомниться. С ходу занимаем высоту...».
При поддержке артиллерии канонерской лодки «Красный Аджаристан», лидера «Ташкент», эсминцев «Бодрый», «Безупречный» морские пехотинцы совместно с присланными им на помощь 150-м батальоном связи остановили продвижение неприятеля к побережью и отбросили его. Всю ночь шел бой за Шицли. При этом полк морской пехоты вновь понес значительные потери.
В Западном секторе части 95-й дивизии в упорных боях удерживали рубежи обороны, местами продвигаясь несколько вперед. Однако над войсками этого сектора, как отмечалось выше, нависла серьезная угроза удара с фланга в связи с тем, что была оставлена Беляевка и образовалась большая брешь в нашей обороне.
В силу этих обстоятельств к исходу дня командующий ООР отдал приказ об отходе войск Южного и Западного секторов на новые рубежи. 95-я стрелковая дивизия с приданным ей бронепоездом отводилась на линию Палиево – Выгода – хутор Петровский – перекресток дороги севернее Карсталя.
25-я дивизия с приданными ей частями должна была отойти на линию Карсталь– Маяки – Овидиополь – Каролино-Бугаз.
Войскам Восточного сектора приказано было оборонять занимаемые позиции на рубеже Григорьевка – Ильинка – Чеботаревка.
Войска Западного и Восточного секторов в ночь с 19 на 20 августа заняли рубежи, указанные им в приказе командования ООР.
25-я дивизия под давлением превосходящих сил противника отошла несколько восточнее указанной ей линии обороны.
Отход наших войск на ближние подступы к Одессе был вынужденным. Но в некотором отношении он создал более благоприятные условия для обороны: сильно растянутый фронт сократился до 80 километров, это дало возможность уплотнить боевые порядки и усилить отпор врагу.
В связи с отходом войск на новые рубежи командование ООР потребовало от руководства инженерных частей и местных советских органов ускорить строительство оборонительных сооружений на ближних подступах к городу. Было дано указание вместо противотанковых рвов ставить оплетенные проволокой надолбы с тем, чтобы в кратчайший срок создать эффективные противотанковые и противопехотные препятствия.
Оборонительные сооружения возводились и в самом городе.
Эти работы проводились под руководством начальника гарнизона Одессы, полковника Г. М. Коченова (бывшего коменданта Тираспольского укрепрайона). Первоначально решено было оборудовать 135 баррикад. Кроме того, на отдельных наиболее танкоопасных направлениях в Ленинском, Ворошиловском и Приморском районах начали рыть противотанковые рвы, оборудовать площадки для противотанковых орудий, ячейки истребителей танков. Эта работа выполнялась в основном населением города — женщинами, стариками, подростками.
19 августа работало около 2700 человек. С образованием оборонительного района и перенесением боевых операций на ближние подступы к городу завершился первый этап героической обороны Одессы. В результате двухнедельных боев враг потерял здесь более 50 процентов живой силы и техники находившихся в первом эшелоне дивизий. Ему не удалось взять город и высвободить 4-ю румынскую армию для действий на других участках советско-германского фронта, как это планировало фашистское командование. Защитники Одессы
понесли значительные потери, но приобрели ценный опыт в борьбе с превосходящими силами противника и были преисполнены решимости продолжать оборону города.
Последнее редактирование: 7 года 8 мес. назад от TruckDriver.
Администратор запретил публиковать записи.

73 героических дня. 7 года 8 мес. назад #95

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
НА БЛИЖНИХ ПОДСТУПАХ К ГОРОДУ


20 августа, среда.

Итоги первых двух недель обороны Одессы, явный провал планов фашистского командования, рассчитанных на молниеносный захват города, вызывали тревогу у главарей гитлеровской Германии. Об этом свидетельствует запись в дневнике начальника генштаба немецких сухопутных войск генерала Гальдера за 20 августа 1941 года:
«Одесса все еще продолжает вызывать беспокойство. К северо-западной окраине города подошла только одна пограничная румынская дивизия...».
Немецко-фашистское командование, явно недовольное задержкой под Одессой, требовало от Антонеску любой ценой немедленно взять город. Противник спешно пополнил свои войска под Одессой свежими дивизиями и 20 августа перешел в новое наступление по всему фронту. К началу боев на ближних подступах к городу против оборонявших Одессу советских войск, общая численность которых не превышала 34,5 тысячи человек (3 дивизии и несколько отдельных полков), враг сконцентрировал 12 пехотных дивизий, 1 танковую и 3 кавалерийских бригады – более 120 тысяч солдат и офицеров.
По-прежнему наиболее трудным оставалось положение в Южном секторе обороны. Оно осложнялось тем, что при отходе на новый рубеж командование 25-й дивизии на время потеряло управление частями. 20 августа дивизия вела тяжелые бои с превосходящими сила ми противника на линии Красный Переселенец – южная окраина Фрейденталя – Ильичевка – Юзефсталь, расположенной ближе к городу, чем рубеж, который был указан для войск Южного сектора приказом командующего ООР от 19 августа.
Военный совет Приморской армии освободил полковника А.С. Захарченко от должности командира 25-й дивизии и перевел его на штабную работу в Восточном секторе. Командиром 25-й стрелковой дивизии был назначен генерал-майор И.Е. Петров, до того командовавший 1-й кавалерийской дивизией. Это был один из наиболее опытных военных работников, воспитанных Коммунистической партией, чей талант военачальника широко раскрылся во время Великой Отечественной войны. 1-ю кавалерийскую дивизию временно возглавил начальник ее штаба полковник П.А. Рябченко, а затем – полковник П.Г. Новиков. Эта дивизия оставалась в Южном секторе, куда была за несколько дней до того направлена вместе с 90-м стрелковым полком 95-й дивизии, то есть фактически продолжала действовать под общим командованием генерала И.Е. Петрова, на которого была возложена ответственность за весь левый фланг обороны Одессы.
Одновременно с ударом по Южному сектору противник пытался прорвать нашу оборону в Восточном. На одном из участков он предпринял так называемую психическую атаку, надеясь ошеломить советских воинов, взять их на испуг. В 10 часов утра из вражеских траншей, расположенных против позиций 54-го стрелкового полка, под звуки марша поднялись густые цепи пехоты. В сомкнутом строю солдаты противника во главе с офицерами двинулись на позиции 3-го батальона, которым командовал капитан С. А. Телятник. Но атака кончилась для врага плачевно. По приближающемуся противнику открыли огонь наши миномётчики, а затем стрелковые роты. Подпустив поредевшие цепи на 50 – 60 метров, подразделения 54-го полка пошли в контратаку. Через несколько минут жалкие остатки вражеских подразделений спасались бегством.
В это же утро противник после артиллерийской подготовки перешел в наступление на участке Шицли – Гильдендорф, где оборонялись моряки, пограничники и связисты. И здесь атаки врага были отбиты с большими для него потерями. Наши части уничтожили 4 танка, захватили в плен более 70 солдат и офицеров.
В Западном секторе два стрелковых полка 95-й дивизии (один из её полков оставался в Южном секторе), имея против себя в первом эшелоне более двух румынских пехотных дивизий, в течение дня успешно отбивали атаки противника.
Напряженная обстановка на переднем крае вызвала необходимость форсировать строительство баррикад и
оборонительного рубежа, прилегающего к окраине города.
Командующий войсками ООР приказал:
«1. Закончить все работы по баррикадированию улиц города Одессы:
а) внешнего обвода оборонительного рубежа, прилегающего к окраине города, – 23.8–41 г.;
б) внутренней части города – 25.8–41 г.
2. Баррикады, построенные из гранитного камня, одеть мешками с песком.
3. Все баррикады, построенные с активной задачей, приспособить для ведения огня из них и из прилегающих к ним зданий.
4. Ширококолейную трамвайную магистраль проверить и сделать её готовой для действия бронепоезда.
5. Для выполнения всех работ в указанный срок через представителей районной власти и партийных органов
мобилизовать все население и местный транспорт».


Помощник командующего ООР по инженерной обороне генерал-майор А. Ф. Хренов принял срочные меры к окончанию работ по подготовке противотанкового рва в районе Гниляково – Дальник, оборудованию батальонных районов. На эти работы были переброшены фортификационные батальоны из районов Выгоды, Вакаржан и Александровки.
Из сотрудников милиции 20 августа был сформирован отряд особого назначения численностью около 1200 человек под командованием майора П. И. Демченко. На отряд были возложены следующие задачи: обеспечение пешей и конной дозорной службы на основных путях, ведущих к городу, борьба с диверсионными группами противника, просочившимися через линию фронта и др.
Военный совет оборонительного района совместно с партийными и советскими органами Одессы принял решение в предельно сжатые сроки – в течение 5–7 дней – освоить на месте выпуск недостающего вооружения и одновременно расширить начатое ранее производство рельсовых противотанковых препятствий, противотанковых и противопехотных гранат, мин, малозаметных препятствий, шанцевого инструмента, взрывчатых веществ и различного снаряжения для войск (одежды, обуви, ремней, сумок, котелков и др.), значительно ускорить темпы ремонта бронемашин, артиллерийских орудий, миномётов, стрелкового оружия, автотранспорта, походных мастерских и кухонь.
После создания Одесского оборонительного района еще больше возросла роль порта как единственного транспортного узла, через который защитники города могли получать помощь из глубокого советского тыла. Обеспечению четкой и бесперебойной его работы уделяли большое внимание командующий ООР контр-адмирал Г.В. Жуков, первый секретарь обкома КП(б)У А.Г.Колыбанов, член Военного совета ООР бригадный комиссар И.И.Азаров. Для оказания помощи партийному комитету и администрации порта областной комитет партии направил туда в качестве своего постоянного представителя секретаря обкома Е.Ф.Карюкова.
Огромное значение порта в обороне Одессы учитывало и вражеское командование. Первоначально противник пытался закупорить порт минами, но хорошо поставленная служба траления позволяла быстро обезвредить минные заграждения. Тогда фашисты решили парализовать работу порта систематическими бомбардировками. Только в течение одного дня – 20 августа – на порт было произведено шесть авианалётов противника, один из них продолжался около трех часов. И в этих условиях портовики ежедневно перерабатывали около 5000 тонн грузов.
В исключительно трудной обстановке замечательными организаторами показали себя начальник порта П.М. Макаренко, начальники участков Я.С. Драк, К.А. Давидович, Г.Е. Крыжановский, диспетчер А.И. Павлов, капитан порта В.И. Коваль. Большую помощь оказывал в организации переработки грузов военный комендант порта лейтенант П.П. Романов.
Самоотверженно, часто рискуя жизнью, днем и ночью трудились грузчики и рабочие мастерских: И.Т.Никитюк, X.Р. Покрасс, А.П. Полещук, Ф.П. Цапок, стивидор А.К. Каспарьян и многие другие. Огромную работу по ликвидации последствий вражеских авианалётов проводила служба МПВО порта во главе с начальником штаба местной противовоздушной обороны Б.В. Загоровским и его заместителем Ю. Жигаловским.
В связи с захватом противником Беляевки и прекращением подачи воды из Днестра командование оборонительного района и местные партийные и советские органы приняли меры к тому, чтобы использовать иные источники для снабжения города пресной водой. Инженерные подразделения ООР и работники коммунального хозяйства ввели в эксплуатацию несколько запасных скважин, существовавших в городе. В разных районах города пробурили новые скважины. Все же для нормального обеспечения нужд населения и промышленных предприятий воды не хватало. К тому же много воды приходилось расходовать на тушение пожаров, возникавших ежедневно в разных местах вследствие вражеских бомбардировок.
20 августа начальник Одесского гарнизона издал приказ, обязывающий население строжайшим образом экономить воду.
Последнее редактирование: 7 года 8 мес. назад от TruckDriver.
Администратор запретил публиковать записи.

73 героических дня. 7 года 8 мес. назад #96

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
21 августа, четверг.

«Товарищи! Враг стоит у ворот Одессы – одного из важнейших жизненных центров нашей Родины" – такими словами начиналось обращение областного и городского комитетов партии, исполкомов областного и городского Советов депутатов трудящихся «К гражданам города Одессы». – "В опасности наш родной солнечный город. В опасности все то, что создано в нем руками трудящихся. В опасности жизнь наших детей, жен, матерей. Нас, свободолюбивых граждан, фашистские головорезы хотят превратить в рабов.
Пришло время, когда каждый из нас обязан встать на защиту родного города. Забыть все личное, отдать все силы на защиту города – долг каждого гражданина. Не впервые трудящиеся Одессы отстаивают честь и
независимость своей Родины, своего родного города. Наступил момент, когда славные боевые традиции одесского пролетариата должны быть воплощены в новые боевые подвиги рабочих, работниц, работников науки, техники и искусства, домохозяек, по обороне своего родного города от фашистских варваров. Защита родного города – это кровное дело всего населения. Вместе с частями Красной Армии отстоять родную землю, родной город – вот чего ждет и требует от нас Родина. Каждый дом, каждое предприятие должны быть крепостью, о которую сломают зубы фашистские бандиты. Вооружайтесь всем чем можно. Бутылка с горючим, брошенная в танк, камень, брошенный из окна, кипяток, вылитый на голову людоедов, помогут ковать нашу победу над врагом. Больше организованности, никакой паники, никакой растерянности!
Сейчас необходима величайшая организованность, сплоченность, самоотверженность, готовность идти на любые жертвы. Решительно и беспощадно боритесь с паникерами, дезорганизаторами. Священная обязанность каждого – отдать все свои силы, а если нужно, и жизнь за Родину, за наш родной город, за счастье наших детей. Товарищи! Выполняйте все указания военного командования. До последней капли крови бейтесь за свой родной город, за каждый дом, за каждое предприятие! Деритесь за каждую пядь земли своего города! Уничтожайте фашистских людоедов! Будьте стойкими до конца! Одесса была, есть и будет советской. У советского народа, воспитанного партией Ленина, хватит силы, воли, мужества, чтобы защитить свой родной город. Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами. Одесса всегда была несокрушимой крепостью большевизма на Черном море!
Да здравствует наша великая Родина! Да здравствует наш великий советский народ!».

Положение на фронте под Одессой оставалось тяжелым. Упорные бои продолжались в Южном секторе. На позиции 287-го полка наступало около дивизии неприятельской пехоты. Огневыми средствами вражеские атаки отбить не удалось. Тогда полк по приказанию командира дивизии генерала И. Е. Петрова, находившегося на этом участке, пошел в штыковую контратаку. Неприятельская пехота поспешно отступила, бросив на поле боя 5 артиллерийских орудий с запасом снарядов и 2 миномёта. Однако из-за недостатка сил и средств восстановить утраченные за последние дни позиции на левом фланге армии нашим войскам не
удалось.
В Западном секторе противник, сосредоточив до семи пехотных полков, при поддержке танков, артиллерии и авиации атаковал позиции 95-й дивизии, не успевшей еще закрепиться нановом рубеже. К 10 часам ему удалось захватить расположенную менее чем в 30 километрах от Одессы железнодорожную станцию Выгода.
В Восточном секторе части противника атаковали позиции 54- го стрелкового полка и 1-го полка морской пехоты, но были отброшены назад. В Одессу из Севастополя прибыли два отряда моряков- добровольцев в составе 764 человек. Военный совет Черноморского флота принял решение о переключении основных сил ВВС Черноморского флота на поддержку войск Одесского оборонительного района. Уже во второй половине августа помимо летчиков 69-го истребительного авиаполка в небе Одессы сражались эскадрилья 8-го истребительного авиаполка под командованием капитана А.И. Демченко, эскадрилья дальних бомбардировщиков 32-го авиаполка под командованием капитана А.В. Шубикова, эскадрилья пикирующих бомбардировщиков 40-го бомбардировочного авиаполка под командованием капитана И.И. Морковкина.
По решению Военного совета оборонительного района в Одессе началась мобилизация военнообязанных старших возрастов до 55 лет.
Трудящиеся Одессы делами доказывали свою готовность отдать все силы на защиту Родины, на оборону родного города. В ночь на 21 августа директор завода имени Январского восстания А.Н. Ликутин был вызван в областной комитет партии.
Секретарь обкома А. Г. Колыбанов и командующий ООР Г.В.Жуков поставили перед ним задачу – в пятидневный срок наладить выпуск 50- и 82-миллиметровых миномётов, в которых наши войска испытывали острую нужду. В 4 часа утра было созвано совещание заводского партийного актива, на котором директор
сообщил коммунистам о новом срочном задании. Вскоре в цехах прошли короткие митинги. Коммунисты рассказали рабочим о важности полученного фронтового заказа, призвали их железной волей к победе, напряжением всех усилий преодолеть любые трудности и в установленный срок сдать фронту миномёты. Не
теряя ни минуты, январцы приступили к делу.
Образцы подлинного трудового героизма показывали инженеры И.Ф. Жиловский, Л.Б. Богданович, И.В. Голохарев,начальник механического цеха П.И. Ус, мастер И.X. Замотаев, токарь, бывшая домохозяйка, М.И. Лохович, слесарь А.И. Буренко, модельщик С.Ф. Жабокрицкий, литейщик П. В. Ревякин и другие. Их пример вдохновлял всех рабочих.
Не все нужные детали можно было изготовить на Январке – помогли коллективы других предприятий.
Стволы миномётов изготовляли из нефтеперегонных труб, которые были срочно доставлены с крекинг-завода, растачивали их на заводе «Красный Профинтерн». И точно в указанный срок были выпущены первые 50 миномётов. Испытания на полигонах и на фронте показали их хорошие боевые качества. В дальнейшем завод ежедневно производил 25–30 миномётов. Одновременно коллектив Январки работал над осуществлением смелого проекта, выдвинутого военными инженерами А.И. Обедниковым и У.Г. Коганом, предложившими переоборудовать обыкновенные гусеничные тракторы СТЗ-НАТИ в лёгкие танки. На первый взгляд эта идея казалось нереальной. Ведь требовалась броня, которая защищала бы экипаж от осколков снарядов и пуль, а её не было. Не было и шаровых погонов для поворотных башен, необходимых пушек и пулемётов. Но было у людей огромное желание помочь фронту. И снова начались поиски, с удвоенной силой заработала инженерная мысль. Вскоре январцы приступили к проектированию и конструированию боевых машин. В качестве броневого покрытия тракторов решили использовать листы корабельной стали, имевшейся на судоремонтном и некоторых других заводах. Делалось это так: на трактор накладывались два 8–10 миллиметровых стальных листа, а
пространство между ними заполнялось 10-миллиметровым слоем резины или 20-миллиметровыми досками. Для испытания броневого покрытия на Январке был сооружен простейший полигон. Испытания показали, что лёгкая трехслойная броня может надежно обезопасить экипаж от пуль, осколков снарядов и мин. Шаровые погоны для башен оказалось возможным изготовлять в трамвайных мастерских, где нашлось нужное для
этого оборудование. Началось производство боевых машин. Днем и ночью трудились инженер Е.М. Корба, рабочие С.К. Буженец, И.Д.Косьмин, Л.А. Журук, В. Стрежаловский, К. Даниленко, А.Антверков и многие другие. Январцы выполняли сложные модельные слесарные и сварочные работы, монтировали машины, вооружали их лёгкими пушками и пулемётами самых различных систем, какие только удалось раздобыть на складах и в воинских частях.
Понятно, что переоборудованные таким образом трактора по своим боевым качествам уступали обычным танкам. Их броня не выдерживала удара 35-миллиметрового орудийного снаряда, а скорость не превышала 25–30 километров в час. В шутку одесситы назвали эти танки «НИ», то есть «на испуг». И все же трудно
переоценить ту помощь, какую они оказали защитникам города.
Образцы героизма ежедневно показывали бойцы формирований местной противовоздушной обороны. Вот один из примеров, приведенный газетой «Большевистское знамя» в номере за 21 августа:
«Аварийно-восстановительная команда работала на объекте по изъятию неразорвавшейся бомбы. Вдруг над головой появился неприятельский самолёт.
– По щелям! – приказал командир команды Тимошин.
Сброшенная стервятниками бомба засыпала щель и повредила канализацию. Людям, засыпанным в щели, угрожало затопление.
Комсомолец Тимошин вместе с командиром отделения Галановским, бойцами Сладниченко, Абрамовым, Рыбецким,
Крыжановским и другими быстро закрыли пробоины в трубах и извлекли всех засыпанных людей».

Продолжалась планомерная эвакуация морем тяжелораненых воинов, стариков, женщин и детей, оборудования заводов и фабрик. В этот день на внешнем рейде Одесского порта был настигнут вражеской авиацией пароход «Брянск». От прямых попаданий авиабомб судно затонуло вместе с людьми и грузом.
Последнее редактирование: 7 года 8 мес. назад от TruckDriver.
Администратор запретил публиковать записи.
Спасибо сказали: Administrator
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

© 2013 Военно-исторический центр «Память и Слава»
Украина, г.Одесса