Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
Добро пожаловать на наш форум!
Если Вам есть чем поделиться или Вы хотели бы уточнить какие-либо эпизоды, связанные с героической обороной Одессы, то милости просим...
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

ТЕМА: 73 героических дня. Сентябрь.

73 героических дня. Сентябрь. 6 года 10 мес. назад #137

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
19 сентября, пятница.

С прибытием 157-й стрелковой дивизии и маршевого
пополнения подготовка к контрудару по вражеским войскам
приблизилась к завершению. Хотя обстановка на фронте к
середине сентября сложилась наиболее напряженно в Южном
секторе, командование Черноморского флота и Военный совет
ООР приняли решение нанести контрудар прежде всего в
Восточном секторе. Это объяснялось следующими причинами: во-
первых, крайне необходимо было поскорее избавить город и порт с
ведущими к нему фарватерами от артиллерийских обстрелов с
северо-востока; во-вторых, принималось во внимание, что успеху
операции наших войск в Восточном секторе сможет в
значительной мере способствовать огонь кораблей Черноморского
флота.
Контрудар намечалось нанести в полосе между Куяльницким и
Большим Аджалыкским лиманами – из Крыжановки и Корсунцев –
силами 421-й и 157-й стрелковых дивизий, перед которыми
ставилась задача наступать в северном направлении и разгромить
15-ю и 13-ю румынские пехотные дивизии. Одновременно
планировался удар в полосе между Аджалыкским и Большим
Аджалыкским лиманами. Для этого предусматривалось высадить в
районе Григорьевки десант – 3-й полк морской пехоты, который
должен был прибыть из Севастополя. Ему предстояло пройти по
тылам противника на северо-запад и затем соединиться с
дивизиями, наступающими с одесского плацдарма и
выполняющими основную задачу. Вместе с морской пехотой
намечалось высадить на берег корректировщиков корабельной
артиллерии, на которую возлагалась задача сначала прикрыть
высадку десанта, а затем перенести огонь в глубь расположения
вражеских войск. Для нарушения линий проволочной связи
противника (чтобы затруднить управление его войсками)
предусматривалось выбросить в районе Шицли небольшой
парашютный десант. Флотская и армейская авиация общими силами должна была нанести мощные бомбовые удары по
аэродромам врага, скоплениям его живой силы и техники, а также
прикрывать наши боевые корабли. Таким образом, контрудар
готовился как совместная комбинированная операция армии и
флота. Начало её было назначено на 22 сентября. До
осуществления этой операции крайне необходимо было во всех
секторах удержать занимаемые рубежи обороны.
Между тем ожесточенный натиск противника не ослабевал. 19
сентября он вел наступательные действия на всех участках фронта.
В Восточном секторе ночью противник неоднократно атаковал
наши части в районе Ильичевки, но безуспешно. Тогда он
попытался подтянуть сюда резервы, однако наши летчики сорвали
замысел врага. Экипажи капитанов И. В. Арсентьева, П. Ф.
Семенюка, Ф. И. Чумичева в районе села Свердлово обнаружили
колонну танков и мотопехоты. В воздухе появились вражеские
истребители, с земли по нашим самолётам был открыт плотный
зенитный огонь. Несмотря на сильное противодействие врага,
наши летчики начали бомбежку. Через несколько минут вражеская
колонна была рассеяна.
Утром, после массированной артиллерийской подготовки, на
позиции 1330-го стрелкового полка и 162-го отдельного зенитно-
пулемётного батальона вновь двинулись густые цепи атакующих,
и снова они вынуждены были откатиться назад. В этом бою наши
подразделения захватили три орудия, один миномёт, два пулемёта
и девять повозок с военным имуществом.
В Западном секторе неприятельская пехота при поддержке
артиллерии пыталась прорвать оборону на стыке 161 -го и 90-го
стрелковых полков. Ружейно-пулемётным и артиллерийско-
миномётным огнём враг был отброшен. На одном из участков,
обороняемом 1-м батальоном 161-го полка, около ста вражеских
солдат пошли в атаку. Горстка наших бойцов во главе с
комсомольцем Н. И. Шворонком, поддерживаемая миномётным
огнём, заставила противника возвратиться в исходное положение.
Поле боя было усеяно трупами вражеских солдат и офицеров. 95-я
дивизия удерживала свои рубежи по всей линии обороны.
В Южном секторе противник вклинился в нашу оборону к
районе Татарки и ввел в этот клин свою кавалерийскую бригаду, намереваясь прорваться в тыл наших войск. По приказу
командования Приморской армии сюда из Восточного сектора в
конном строю был спешно переброшен 7-й кавалерийский полк.
Помощь подоспела вовремя. Стремительной атакой наши конники
нанесли неприятельской кавбригаде существенный урон и
отбросили её назад.
Устойчивости обороны в значительной степени содействовали
непрекращающиеся работы по оборудованию оборонительных
рубежей вокруг города. К исходу дня 19 сентября было отрыто 223
километра противотанковых рвов и 68 километров эскарпов,
установлено 30,4 километра оплетенных проволокой надолбов,
75,8 километра проволочных заграждений, оборудовано 299
наблюдательных и командных пунктов, 7034 пулемётных,
миномётных, артиллерийских и пехотных окопа, 137 пулемётных
дзотов. Значительная часть этой работы выполнена гражданским
населением.
Газета «Красная звезда» опубликовала рассказ о героическом
рейде к берегам Румынии советской подводной лодки (командир
капитан-лейтенант Поляков, комиссар старший политрук Атран).
Действуя смело и изобретательно, её экипаж в этом своем
четвертом походе к вражеским берегам потопил неприятельское
судно.
Важную роль в обороне Одессы играли, как уже отмечалось,
моряки транспортного флота Черноморского бассейна – достойные
боевые соратники военных моряков. 19 сентября политотдел
Черноморско-Азовского бассейнового управления обратился с
письмом ко всем партийным, профсоюзным и комсомольским
организациям, командирам и политработникам, морякам, рабочим
и служащим бассейна, в котором приводил яркие примеры
героизма моряков и портовиков:
«...Наши боевые капитаны, политработники, механики,
кочегары, матросы, машинисты, грузчики, механизаторы, коки и
радисты, – говорилось в письме, – пренебрегая опасностью для
жизни, отражают налёты вражеской авиации, смело отбивают
разбойничьи нападения фашистских стервятников и с честью
выполняют ответственные задания партии и правительства. Отважные моряки теплохода «Крым» во главе с боевым
капитаном коммунистом Слипко и помполитом Карпенко,
выполняя героические рейсы по специальным подвозкам в зоне
военных действий, неоднократно подвергались атакам самолётов и
артиллерийским обстрелам противника. Воздушные пираты
сбросили на судно огромное количество бомб. Но благодаря
умелому руководству по отражению воздушных атак, стойкости,
храбрости и мужеству замечательного экипажа каждый раз судно
выходит невредимым из-под огня. В совершенстве владея
механизмами и неся боевые вахты у орудий, славные комендоры
корабля сбили вражеский самолёт.
Замечательные примеры героизма и отваги проявляет экипаж
теплохода «Калинин» под командованием волевого и
мужественного капитана беспартийного большевика Ивана
Федоровича Иванова и верного сына партии помполита
Побережного. Они... ни на минуту не оставляют своих боевых
постов. Мужественно отбивая атаки противника, неизменно уводят
судно из-под обстрела и продолжают рейс по намеченному курсу.
Группа наших моряков под командованием капитана
коммуниста Георгия Викентьевича Баглая получила
правительственное задание вывести из зоны военных действий
караван судов несамоходного флота с помощью буксирных
катеров речного типа. В пути караван неоднократно подвергался
пулемётным обстрелам вражеской авиации и бомбежке. Фашисты
разбрасывали на пути следования каравана магнитные мины.
Несмотря на это, славный коллектив огромного каравана пересек
море на речных судах, преодолел все препятствия и успешно
прибыл в порт назначения. Задание Государственного Комитета
Обороны было выполнено с честью.
Пароход «Советская Буковина» в одном из дунайских портов
оказался под двойным огнём – с воздуха и с вражеских батарей.
Судно находилось под грузовыми операциями. В результате
обстрела среди экипажа оказались убитые и раненые, в том числе
капитан и старший механик. На судне осталось всего семь человек,
в машине – один кочегар Н. Д. Дыга. Он проявил находчивость и
смелость, заменил механиков, машинистов и кочегаров, в течение трех суток не отходил от котла и машин и обеспечил прибытие
парохода в место назначения...
Чувство восхищения вызывают героические дела капитана
буксира «Тайфун» И. К. Омельянова, капитана парохода
«Зырянин» В. М. Слюсаря и боцмана 3. И. Культа, группового
механика М. С. Куличенко, капитана теллохода «Полина
Осипенко» А. А. Орлова и помполита Е. Г. Поветкина, капитана К.
И. Мощинского, директора завода № 2 Н. И. Потипаева,
докмейстера С. И. Лазукина, старшего механика теплохода
«Грузия» Д. Т. Андриевского, кочегара парохода «Красный флот»
Г. Г. Фурдуя и капитана И. В. Граня, старшего механика теплохода
«Крым» И. В. Врублевского, капитана ледокола «Макаров» Д. Т.
Черткова, капитана теплохода «Армения» В. Я- Плаушевского и
др.»1.
С каждым днем усиливались ночные налёты авиации
противника на город. В течение ночи с 18 на 19 сентября враг
совершил 34 групповых и одиночных налёта с интервалами 15–20
минут: воздушная тревога продолжалась непрерывно в течение
более чем 8 часов, с вечера и до утра. Сброшено большое
количество фугасных и зажигательных бомб. Городу причинены
огромные разрушения, было много жертв среди гражданского
населения.
18 и 19 сентября тяжелая батарея противника во второй
половине дня обстреливала аэродром № 1. К этому времени под
вражескими обстрелами оказались аэродромы № 2, 4, 5. Наши
самолёты обстреливались и на взлете, и при заходе на посадку.
Действовать в таких условиях становилось все труднее.
Администратор запретил публиковать записи.

73 героических дня. Сентябрь. 6 года 10 мес. назад #138

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
20 сентября, суббота.

В Западном и Южном секторах наши войска вели активную
оборону, часто переходили в контратаки, стремясь сковать здесь
возможно большие силы противника и тем самым способствовать
успеху операции, готовящейся в Восточном секторе.
Ожесточенные бои шли в Южном секторе. Утром, после
двухчасовой артиллерийской подготовки противник силами до
трех пехотных дивизий при поддержке авиации перешел в наступление, нанося главный удар в направлении южной окраины
Дальника. Их атаки отражали с помощью авиации и береговых
батарей два полка чапаевцев и два кавполка. Наши части упорно
отстаивали занимаемые позиции, нанося врагу ощутимые потери.
На позиции 1-го батальона 287-го стрелкового полка наступала
большая группа неприятельской пехоты. Командир 2-го батальона
капитан Захарченко поспешил оказать соседу помощь в отражении
атаки. Собрав небольшую группу красноармейцев, в том числе
писарей, связистов, он ударил во фланг наступающего
неприятельского подразделения. Ошеломленный внезапным
смелым ударом, враг бежал, оставив на поле боя около 180 убитых
солдат и офицеров. Наши бойцы захватили 7 станковых и 10
ручных пулемётов, много винтовок и патронов.
На другом участке комендантский взвод 7-го кавполка в
составе 20 человек под командованием красноармейца Орлова
оказался в окружении. Пробивая себе путь к командному пункту,
взвод столкнулся с группой противника в 100 человек. Выход был
один – атаковать. Советские воины, не дав врагу опомниться, с
криком «ура!» бросились в штыковую атаку. Не выдержав натиска
горстки смельчаков, противник бежал, потеряв свыше 30 солдат
убитыми и ранеными.
В донесении политотдела Одесской военно-морской базы
сообщалось о подвигах артиллеристов береговой обороны,
действовавших в Южном секторе: «1-я батарея 42-го отдельного
артиллерийского дивизиона попала под сильный артиллерийский
обстрел. На вопрос командира: «Кто подавит огонь противника?»
первыми отозвались краснофлотцы Синицын, Хорошилов и
Феоктистов. Они, несмотря на опасность, подползли к своему
орудию и метким огнём уничтожили вражескую батарею. Отлично
работал под разрывами артиллерийских снарядов и вражеских мин
связист батареи младший сержант Ворона, который, презирая
смерть, быстро восстанавливал нарушенную связь»1.
Образцы отваги и мужества показывали не только бойцы
боевых подразделений. 17-летний красноармеец-доброволец 57-го
артиллерийского полка Г. Д. Цибульский привез в 5-ю батарею
обед для бойцов и командиров, находившихся на наблюдательном пункте. В это время он увидел, что наша пехота пошла в атаку.
Цыбульский присоединился к атакующим и, смело вступив в
рукопашную схватку, уничтожил в бою пять неприятельских
солдат.
43-летний телефонист 1-го батальона 287-го стрелкового полка
С. П. Богатый в трудную для батальона минуту принял участие в
контратаке, сразил несколько вражеских солдат, и захватил ручной
пулемёт.
Как ни велик был численный перевес противника, части
Южного сектора не дали врагу прорваться к Дальнику. Удержали
они свои позиции и на других участках. Лишь 15-й кавполк под
давлением превосходящих сил неприятеля к исходу дня отошел на
полтора километра восточнее занимаемого рубежа.
В Западном секторе 32-й румынский пехотный полк в 8 часов
утра перешел в наступление в районе хутора Кабаченко и
незначительно вклинился в передний край обороны 161-го
стрелкового полка. В 14 часов контратакой наших частей при
поддержке авиации противник с большими для него потерями был
отброшен в исходное положение.
В Восточном секторе противник серьезных атак не
предпринимал. Части 421-й стрелковой дивизии прочно
удерживали прежний рубеж.
Летчики 69-го авиационного полка произвели 73
самолётовылета. В воздушном бою было сбито два вражеских
самолёта. Полк вел разведку, прикрывал наши наземные войска,
город, штурмовал неприятельскую пехоту.
Враг продолжал бомбардировать Одессу с воздуха и
обстреливать её из дальнобойных орудий. В течение последних
суток авиация противника сбросила на город 33 фугасных бомбы.
Разрушено 21 здание, возникло 7 пожаров. Погибло 60 человек,
ранения получили 70 жителей. За полтора месяца осады Одессы – с
5 августа по 20 сентября — вражескими бомбами и снарядами
было убито 948 и ранено 1765 горожан, возникло 155 пожаров,
разрушено и повреждено 405 зданий.
Исполком городского Совета депутатов трудящихся принял
решение ассигновать исполкомам районных Советов 300 тысяч
рублей для выдачи помощи лицам, пострадавшим от бомбардировок и пожаров. Райисполкомы организовали строгий
учет нуждающихся в помощи семей и незамедлительно оказывали
её.
В наиболее трудные дни осады Одесская партийная
организация особое внимание уделяла политико-массовой работе
среди населения. В условиях осажденного города, тех невзгод,
которые испытывали его жители, эта работа имела свои
особенности. Многие потеряли близких и родных. На заводах и
фабриках, на строительстве оборонительных сооружений люди
выполняли тяжелую, порой, казалось бы, непосильную работу,
зачастую под вражескими бомбардировками и артобстрелами. Их
ни днем, ни ночью не оставляла тревожная мысль о судьбе
социалистической Родины. Партийная организация стремилась
вести агитацию и пропаганду с учетом складывавшейся
обстановки и настроения людей.
Наиболее действенными формами этой работы были
обращения областного и городского комитетов партии, митинги,
политинформации, беседы, политические доклады, лекции,
поездки представителей населения Одессы на передовые позиции,
их встречи с бойцами и командирами.
Агитаторов в те тяжелые дни можно было видеть буквально
всюду – на предприятиях и в учреждениях, среди бойцов
истребительных батальонов – и на строительстве оборонительных
сооружений, в местах укрытия, магазинах и кинотеатрах, жилых
домах и на улицах. Сотни коммунистов, комсомольцев,
профсоюзных активистов, депутатов местных Советов проводили
беседы, читки газет, информации среди населения. Они
рассказывали о грозной опасности, нависшей над Родиной, о
положении на фронтах Отечественной войны, о боях под Одессой,
о массовом героизме наших воинов и трудовых подвигах
советских людей в тылу, о зверствах захватчиков в
оккупированных врагом районах. И всюду звучал боевой призыв
агитаторов и пропагандистов: «Все для фронта, все для победы над
врагом, все на защиту родного города!». В беседах и выступлениях
постоянно подчеркивалось, что защита города от вражеского
нашествия – это дело не только армии и флота, но и всего населения, что каждый гражданин, обороняя родной город, вносит
тем самым свой вклад в общее дело разгрома врага.
Характерными чертами массово-политической работы в
период обороны были целеустремленность, наступательность,
конкретность, организующая сила личного примера. Не случайно,
например, большим авторитетом у портовиков пользовался
коммунист-агитатор А. В. Вуйцик. Сила его влияния заключалась
не только в убедительной агитации, но и в том, что, работая в
мастерских порта, он заменил двух товарищей, ушедших на фронт,
сам обслуживал три станка и ежедневно выполнял нормы на 200–
250 процентов. Агитаторы завода имени 10-летия Октября Н. К.
Терещенко, В. П. Шаховский, А. Т. Боголюб выполняли по три
нормы за смену. Воодушевленные примером агитаторов-
коммунистов, рабочие сборочного цеха намного перевыполняли
задания по выпуску оборонной продукции.
Большую работу среди населения по месту жительства
проводили учителя. В доме № 41 по ул. Красного все домохозяйки
участвовали в строительстве баррикад, дежурили в госпиталях,
шили белье для бойцов и командиров. И в этом была большая
заслуга агитатора учительницы А. М. Новиковой. Умелым
агитатором и организатором показала себя учительница А. 3.
Адамова, которая вела работу среди жителей домов бывшего
избирательного участка № 66. Она вместе с ними участвовала з
строительстве баррикад, дежурила в госпитале.
В массово-политической работе важную роль играли доклады
и лекции. Докладчики и лекторы партийных комитетов в своих
выступлениях глубоко анализировали международную обстановку,
ход и перспективы войны, рассказывали о славных
революционных и боевых традициях большевистской партии и её
боевого отряда – Одесской партийной организации, о великих
победах русского оружия, о героизме защитников Одессы, о
трудовых подвигах советских патриотов в тылу, о мужестве и
стойкости героических защитников Ленинграда и Киева. Большую
аудиторию собирали выступления секретарей обкома партии А. Г.
Колыбанова, И. А. Сосновского и других.
Боевым средством воспитания трудящихся стала наглядная
агитация. У расклеенных на зданиях предприятий и учреждений, на улицах и площадях, у подъездов домов обращений партийных и
советских органов, плакатов, листовок, лозунгов всегда
собирались люди.
«Защита Одессы от фашистских варваров это кровное дело
всего населения, – говорилось в одной из листовок. – Каждый дом,
каждое предприятие должно быть крепостью, о которую сломают
головы фашистские бандиты. Наше дело правое, враг будет разбит.
Победа будет за нами!»
«Священная обязанность каждого гражданина – отдать все
силы, а если нужно – и жизнь за Родину, за наш родной город.
Одесса была, есть и будет несокрушимой крепостью большевизма
на Черном море!»
«Советские женщины – пламенные патриотки Родины! Идите
на производство, заменяйте мужей, братьев, отцов, ушедших на
фронт! Своим героическим трудом помогайте Красной Армии
громить гитлеровских бандитов!»
В дни обороны было издано 68 листовок, плакатов, лозунгов и
обращений общим тиражом 34 миллиона экземпляров.
Администратор запретил публиковать записи.

73 героических дня. Сентябрь. 6 года 10 мес. назад #139

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
21 сентября, воскресенье.

На левом фланге обороны положение осложнилось.
Вклиниваясь между нашими частями, противнику днем удалось
прорваться к юго-западной окраине Дальника, где, однако, он был
остановлен. Большая часть села осталась в руках закрепившихся
здесь частей 25-й дивизии, которые напрягали все усилия, чтобы
удержать занимаемые рубежи.
На крайний случай командование Приморской армии держало
наготове в поселке Застава, расположенном между Дальником и
Одессой, один из полков 157-й стрелковой дивизии – 384-й,
который был в армейском резерве. Не исключалась возможность
ввода его в бой в Южном секторе раньше, чем начнется операция в
Восточном секторе.
В Западном секторе противник вновь перешел в наступление
на стыке 161-го и 90-го полков и опять был отброшен с большими
для него потерями. Красноармейцы 13-го разведывательного
батальона Загуменный и Самитин, ворвавшись в расположение
неприятеля, подожгли две танкетки, взорвали два противотанковых орудия и четыре ящика снарядов, уничтожили
штыками около 20 вражеских солдат.
В Восточном секторе части 157-й и 421-й стрелковых дивизий
производили перегруппировку, готовясь к назначенной на
следующий день операции. В целом обстановка здесь была
спокойной. Судя по всему, о готовящемся контрударе враг не
подозревал.
Ночью одиночные самолёты 69-го авиационного полка
атаковали бомбардировщики противника. В течение дня полк
сделал 69 самолётовылетов, вел воздушную разведку, прикрывал
наши бомбардировщики и штурмовал пехоту неприятеля. В
воздушном бою сбито два вражеских самолёта.
Противник систематически обстреливал порт и город.
Вражеские самолёты атаковали канонерскую лодку «Красная
Армения» и сторожевой катер № 121. На лодке возник пожар,
катер выбросился на берег Тендры.
Подготовка к контрудару шла полным ходом.
Утром 21 сентября командующий Приморской армии отдал
боевой приказ, которым определялись задачи армии в совместной
операции. В приказе сообщалось о том, что Черноморский флот на
рассвете 22 сентября высаживает морской десант для овладения
районом Новая Дофиновка – Спасательная станция. Частям армии
предписывалось, продолжая оборонять в Западном и Южном
секторах занимаемые рубежи, с утра 22 сентября перейти в
наступление в Восточном секторе и овладеть рубежом совхоз
имени Ворошилова – хутор Петровский – поселок Шевченко. 421-
й стрелковой дивизии с приданными ей артиллерийскими частями
приказано было занять совхоз имени Ворошилова и некоторые
другие населенные пункты, выйти к хутору Петровскому. 157-я
стрелковая дивизия с приданными артиллерийскими частями и
танковым батальоном должна была наступать в направлении
Лузановка – Корсунцы и в последующем выйти на рубеж хутор
Петровский – поселок Шевченко.
В тот же день командованию частей Восточного сектора была
передана разработанная штабом Приморской армии и
утвержденная Военным советом плановая таблица боя. Она
предусматривала следующий план действий:
21 сентября – рекогносцировка исходного положения для
наступления и переднего края обороны противника, организация
взаимодействия и управления войсками;
22 сентября в 1 час 30 минут ночи – выброска воздушно-
парашютного десанта;
в 3 часа – начало высадки морского десанта;
в 4 часа – удары авиации Черноморского флота по резервам
противника в районах Свердлово и Кубанки;
в 6 часов утра – атака вражеских аэродромов в районах Бадена
и Зельц авиацией Приморской армии;
в 7 часов – удары авиации Черноморского флота по вторым
эшелонам противника в районах Александровки, совхоза
Ильичевка, Гильдендорфа;
с 7 часов 30 минут до 8 часов утра – артподготовка;
в 8 часов – переход в наступление 421-й и 157-й стрелковых
дивизий.
В частях 421-й и 157-й дивизий была усилена массово-
политическая работа. Не раскрывая конкретного замысла
предстоящей операции, политработники поднимали
наступательный дух воинов, разъясняли им необходимость
отбросить врага от стен города и избавить мирных жителей от
артиллерийского обстрела. В подразделениях дивизий прошли
партийно-комсомольские собрания с повесткой дня: «О задачах
коммунистов и комсомольцев в выполнении боевого приказа».
Большая морально-политическая и специальная подготовка
велась в 3-м полку морской пехоты. Этот полк, сформированный в
спешном порядке, не имел опыта десантирования на берег. Между
тем ему предстояло высадиться на берег ночью, в довольно
глубоком месте и, вероятно, под огнём противника. Времени на
подготовку было очень мало, поэтому она проводилась днем и
ночью. В районе Казачьей бухты в Севастополе скрытно
отрабатывались посадка на корабли и высадка с помощью мелких
плавсредств. Морские пехотинцы учились штурмовать побережье,
делать проходы в проволочных заграждениях, быстро
окапываться, ориентироваться на местности. Переброска полка
возлагалась на отряд кораблей в составе крейсеров «Красный
Кавказ» и «Красный Крым», эсминцев «Бойкий», «Безупречный» и «Фрунзе». Они же должны были поддержать десант своей
артиллерией. Высадку десанта должны были обеспечить
канонерская лодка «Красная Грузия», буксир, 22 катера и 10
баркасов. Эти плавсредства находились в Одессе и в ночь на 22
сентября должны были выйти на встречу с десантным отрядом.
Командиром высадки Военный совет Черноморского флота
назначил командующего эскадрой контр-адмирала Л. А.
Владимирского, а командиром отряда кораблей – командира
бригады крейсеров капитана I ранга С. Г. Горшкова. Отправка
десанта намечалась на 13 часов 30 минут 21 сентября.
Однако накануне контрудара в подготовке десантной операции
неожиданно возникли серьезные осложнения. Чтобы
заблаговременно уточнить на месте обстановку и условиться с
командованием ООР о совместных действиях, контр-адмирал Л. А.
Владимирский вышел на эсминце «Фрунзе» из Севастополя в
Одессу не с десантом, а раньше – еще на рассвете 21 сентября.
Вместе с ним возвращался в Одессу морской заместитель
начальника штаба ООР капитан I ранга С. И. Иванов,
участвовавший в разработке штабом флота плана десантной
операции. Он вез с собой всю необходимую для высадки отряда
документацию. В районе Тендры эсминец «Фрунзе» и канонерская
лодка «Красная Армения» в 15 часов 7 минут были атакованы
большой группой вражеских самолётов и, получив прямые
попадания, затонули. Большую часть личного состава эсминца
«Фрунзе» спас высланный к месту гибели корабля буксир. Л. А.
Владимирский был легко ранен (он прибыл в Одессу через
несколько часов на торпедном катере), а С. И. Иванов убит, с ним
погибли и все документы.
В это время десантный отряд был уже в пути. Как и
планировалось, в 13 часов 30 минут корабли эскадры, имея на
борту 1617 бойцов и командиров 3-го полка морской пехоты, под
прикрытием истребительной авиации вышли в море по
направлению к Одессе. В дневное время вражеская авиация не
атаковала корабли эскадры, но вечером зенитчикам пришлось
трижды открывать огонь по самолётам. Это свидетельствовало о
том, что противник установил факт выхода кораблей из Севастополя, но, очевидно, полагал, что они направляются в
Одессу для обычной артиллерийской поддержки советских войск.
Получив сообщение о гибели эсминца «Фрунзе» и не имея еще
сведений о судьбе контр-адмирала Л. А. Владимирского, Военный
совет Черноморского флота возложил функции командира высадки
на капитана I ранга С. Г. Горшкова.
Подготовка к десантной операции все время держалась в
строжайшей тайне. Боевое задание было объявлено только в море,
после выхода кораблей из Севастополя. Вечером на флагманском
корабле «Красный Кавказ» по внутреннему радио было зачитано
обращение командования корабля и 3-го полка морской пехоты. В
обращении говорилось:
«Товарищи краснофлотцы, командиры и политработники
крейсера «Красный Кавказ» и третьего морского полка! К вам
обращаем мы свое слово, боевые друзья! Военный совет
Черноморского флота поставил перед нами почетную и
ответственную задачу – оказать помощь героическим защитникам
любимой моряками солнечной Одессы... Стремительным броском
десанта и мощным ударом в спину фашистам разгромим врага на
его позициях, отбросим его от нашей Одессы...
Каждый из нас должен считать великой честью выполнить
свой воинский долг перед Родиной. Не зная страха, идите вперед,
пядь за пядью отвоевывая свою священную землю.
Бойцы крейсера! Наблюдатели и комендоры, машинисты и
электрики, каждый на своем посту бдительно несите боевую вахту!
Зорко следите за воздухом и морем, с первых залпов разите врага!
Точно и в срок доставим десант! Быстро и организованно, без
суеты и шума высадим его!
Товарищи бойцы 3-го полка! Молниеносным ударом, всей
мощью своего оружия разгромим фашистские полчища...
Сокрушительным ударом артиллерии проложим путь к победе! С
моря и суши нанесем непоправимый урон гитлеровской банде
палачей и убийц. Сметем с лица священной земли фашистское
зверье!...»1.
Подобные обращения были зачитаны на всех кораблях
эскадры.
Вечером 21 сентября на крейсере «Красный Крым» состоялось
партийное собрание 3-го полка морской пехоты. В единодушно
принятом решении все коммунисты обязались личным примером
мужества, отваги и высокой дисциплины увлекать в бой
краснофлотцев.
В пути политработники и бывалые матросы проводили беседы
с морскими пехотинцами, воодушевляя их на предстоящие боевые
дела, укрепляя боевой дух, готовность идти на подвиг во имя
Родины.
На одном из кораблей, когда перед десантниками ставилась
боевая задача, к командиру 3-го полка морской пехоты капитану К.
М. Кореню подошел младший лейтенант И. Д. Чарупа. От имени
личного состава роты он попросил разрешения высадить его
бойцов в составе подразделений первого броска. Просьба
патриотов была удовлетворена.
Корабли с десантом прибыли в район высадки в ночь на 22
сентября, в 1 час 20 минут. Однако высадочных средств здесь не
оказалось, так как инструкции командования Черноморского флота
погибли на эсминце «Фрунзе», а раненый контр-адмирал Л. А.
Владимирский прибыл на торпедном катере в Одессу позже
намеченного срока, когда и сделал необходимые распоряжения.
Между тем командующий Черноморским флотом, опасаясь
массированного налёта вражеской авиации на крейсеры «Красный
Кавказ» и «Красный Крым» при возвращении в Севастополь
(эсминцам было приказано остаться для огневой поддержки
десанта), потребовал ускорить высадку десанта и завершить его
раньше намеченного срока. Поэтому, не дожидаясь подхода
катеров и баркасов, капитан I ранга С. Г. Горшков отдал
распоряжение начать высадку десанта в 1 час 35 минут 22
сентября, а не в 3 часа, как предусматривалось планом.
Между тем город жил своими заботами. В связи с ростом
масштабов восстановительных работ исполком Одесского
городского Совета депутатов трудящихся принял постановление о
привлечении к ним населения. Исполкомам районных Советов,
штабам МПВО для укрепления оборонительных сооружений,
производства работ по ликвидации последствий вражеских
бомбардировок предлагалось мобилизовать граждан города. В постановлении особое внимание обращалось на расчистку, ремонт
и приведение в порядок важных коммуникаций – улиц Хворостина
и Перекопской победы, Балтской дороги, спуска Вакуленчука.
Бюро горкома партии заслушало вопрос о ходе привлечения
населения к оборонительному строительству, В соответствии с его
решением райкомы партии и райисполкомы направили своих
работников на все сооружаемые объекты.
Газета «Большевистское знамя» в передовой статье
«Коммунисты – передовики обороны города» в этот день писала:
«Главная задача, стоящая сейчас перед коммунистами и
комсомольцами, работающими на наших фабриках и заводах на
оборону страны, увеличивать ежедневно производительность
труда и повышать качество выпускаемой продукции. Контроль за
выполнением этой задачи должны взять на себя партийные
организации. Прекрасный пример в этом отношении показала
парторганизация завода имени Январского восстания, где
секретарем тов. Головин. На этом заводе нет ни одного цеха,
который выполнил бы производственные задания меньше чем на
160 процентов».
Администратор запретил публиковать записи.

73 героических дня. Сентябрь. 6 года 10 мес. назад #140

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
22 сентября, понедельник.

В эту ночь истекало ровно три месяца с начала войны.
Обстановка под Одессой в целом благоприятствовала
осуществлению плана советского командования. Морской десант
достиг района высадки. Заканчивалась проверка готовности частей
Восточного сектора к наступлению во взаимодействии с
приданными и поддерживающими частями. Все с напряжением
ждали сигнала «вперед».
В 1 час 25 минут корабли открыли мощный артиллерийский
огонь по районам Чебанки, Григорьевки, Биляр, Шицли, Визирки,
Старой и Новой Дофиновки. Три минуты спустя летчик 18-го
транспортного отряда Черноморского флота старший лейтенант С.
П. Гаврилов на самолёте ТБ-3 доставил и выбросил в районе
Шицли воздушный десант в составе 23 краснофлотцев во главе со
старшиной И. А. Кузнецовым. Перед началом высадки десанта в Григорьевке был
предпринят отвлекающий маневр – шесть «морских охотников»
имитировали высадку десанта в районе Аджиаски.
В 1 час 35 минут началась высадка морского десанта – первого
десанта на Черном море в Отечественную войну. Погрузилась на
барказы и первой высадилась на скалистый берег рота 3-го полка
морской пехоты под командованием младшего лейтенанта И. Д.
Чарупы. Вместе с ней был и комиссар батальона Прохоров.
Развернувшись в боевой порядок, рота стремительным броском
захватила Григорьевку, обеспечив плацдарм для высадки всего
десанта.
Сразу же началась посадка на баркасы других подразделений
десантного полка. Большая осадка баркасов затрудняла подход к
берегу. Бойцы и командиры в 100 – 110 метрах от земли прыгали в
воду и с поднятым над головой оружием, нередко по грудь в
холодной осенней воде, шли к цели.
Все десантники, высаживаясь на берег, должны были иметь
трехдневный запас продовольствия и определенное количество
патронов. Однако многие краснофлотцы, оставив на кораблях свой
паек, брали двойную норму боеприпасов.
Примерно через полчаса после прибытия эскадры стали
подходить основные высадочные средства Одесской военно-
морской базы. Темпы переброски морских пехотинцев с кораблей
на берег ускорились. К 5 часам утра высадка десанта была в
основном завершена. Крейсеры «Красный Кавказ» и «Красный
Крым» сразу ушли в Севастополь, а эсминцы «Бойкий»,
«Безупречный» и «Беспощадный» остались для артиллерийской
поддержки десанта.
Тем временем в тылу врага начали решительно действовать
наши парашютисты. Краснофлотцы М. Бакланов, Ф. Воронков, Г.
Елисеев, А. Котиков, П. Литовченко, Р. Перепелица, В. Чумичев и
другие уничтожили пять линий проводной связи, чем в
значительной мере нарушили управление войсками противника.
Парашютист-комсомолец М. М. Негреба один уничтожил
крупный штаб противника. Михаил Макарович впоследствии
вспоминал:
«...Прямо на меня мчались четыре всадника. Они спешились у
домика, привязали лошадей к изгороди и нырнули куда-то вниз. Я
пополз и увидел возле домика погреб. У входа стоял часовой. Он
зевал и явно скучал. Покинув пост, часовой подошел к лошадям.
Воспользовавшись этим, я проскочил к погребу. Было ясно
слышно, как звонил телефон и кто-то говорил грубым, резким
голосом на чужом языке. В окно я увидел посреди погреба стол. За
ним сидели несколько офицеров, склонившись над картой. Понял,
что это вражеский штаб. Я поднял гранату, отодвинул
предохранитель, и... не бросил её: одной гранаты для такого
важного учреждения маловато. Вынув еще три, связал их вместе
ремешком и метнул этот увесистый «букет» в окно. Раздался
оглушительный взрыв, лошади сорвались с привязи и убежали, а
часовой упал».
За свой подвиг краснофлотец М. М. Негреба был награжден
орденом Ленина.
После выполнения боевого задания авиадесантники
соединились с 3-м полком морской пехоты.
Морской десант явился полной неожиданностью для
противника. Вражеские подразделения, охранявшие берег, были
парализованы массированным огнём корабельной артиллерии,
действиями парашютистов, стремительностью натиска морских
пехотинцев. Они обратились в бегство, бросая оружие и
снаряжение.
Десантники развивали наступление. 3-й батальон 3-го полка
морской пехоты под командованием старше го лейтенанта И. Ф.
Матвиенко продвигался к Старой Дофиновке, а 1-й батальон
капитана Б. Л. Михайлова – к Чебанке и Новой Дофиновке, имея
целью соединиться с войсками Восточного сектора обороны. Во
втором эшелоне наступал 2-й батальон во главе с начальником
штаба полка майором П. В. Харичевым.
Чтобы облегчить действия десанта и изготовившихся к
наступлению войск Восточного сектора, авиация Черноморского
флота в 4 часа утра 22 сентября нанесла бомбовые удары по
резервам противника в районах Свердлово и Кубанки. В 7 часов
утра она бомбила второй его эшелон у совхоза Ильичевка,
Гильдендорфа, Александровки. В это же время истребительная авиация оборонительного района штурмовала вражеские
аэродромы в районах Бадена и Зельц. Было уничтожено свыше 20
самолётов, много неприятельских летчиков. Особо отличились
летчики 69-го полка майор Ю. Б. Рыкачев, старший лейтенант А.
Т. Череватенко и другие.
В 7 часов 30 минут началась артподготовка, длившаяся до 8
часов утра.
В соответствии с общим планом контрудара основную роль в
этой комбинированной операции должны были сыграть войска
Восточного сектора. В 8 часов утра, после бомбовых ударов
авиации и артиллерийской подготовки, части 421-й и 157-й
стрелковых дивизий поднялись в атаку и начали продвигаться в
общем направлении на Свердлово, Александровку, Гильдендорф.
Среди бойцов царил небывалый подъем, вызванный переходом от
изнурительных оборонительных боев к наступательным
действиям.
421-я стрелковая дивизия наступала силами 1330-го и 54-го
стрелковых полков (1331-й полк продолжал оборонять участок
между Куяльницким и Хаджибейским лиманами). На её участке
находилась группировка противника в составе 15-й пехотной
дивизии, 1-й кавалерийской бригады и 13-го отдельного
пулемётного батальона. Наши части продвигались в направлении
совхоза имени Ворошилова, Александровки, Болгарки.
157-я стрелковая дивизия наступала пятью батальонами 716-го
и 633-го стрелковых полков (3-й батальон 633-го полка прибыл в
Одессу лишь утром 22 сентября л в этот день не смог принять
участия в боях, а 384-й полк находился в армейском резерве).
Дивизии противостояли 13-я румынская пехотная дивизия и
отдельный пулемётный батальон. Главный удар 157-я стрелковая
дивизия наносила на своем левом фланге в направлении
Гильдендорфа и совхоза Ильичевка. Наступление обеих дивизий
поддерживали танки, полевая и корабельная артиллерия.
Путь наступающим дивизиям преграждали вражеские дзоты,
окопы, проволочные заграждения и приспособленные к обороне
каменные дома. Противник оказывал ожесточенное
сопротивление. Но ничто не могло сдержать наступательный порыв наших войск. Бойцы и командиры, проявляя
исключительное мужество, неудержимо продвигались вперед.
Когда комиссар 1330-го полка 421-й дивизии В. И. Митраков
был тяжело ранен, его заменил старший политрук И. Н. Демьянов.
В самый напряженный момент боя он поднял бойцов в атаку.
Командир 1-й роты этого же полка лейтенант Семин с тремя
бойцами огнём станкового пулемёта отразил контратаку
превосходящих сил врага. Противник оставил на поле боя много
убитых солдат и офицеров. Будучи дважды раненным, Семин
продолжал вести роту в наступление. Вражеская мина оборвала
жизнь героя. Бойцы поклялись жестоко отомстить врагу за смерть
любимого командира.
Взвод 633-го стрелкового полка 157-й дивизии, которым
командовал младший лейтенант И. Захаров, был встречен сильным
ружейно-пулемётным огнём, но он не остановил советских воинов.
Бойцы забросали гранатами противника и пошли в штыковую
атаку. Сам Захаров метким броском гранаты уничтожил четырех и
заколол штыком трех вражеских солдат. В ходе сражения он был
ранен, но продолжал командовать взводом.
Красноармеец 633-го стрелкового полка комсомолец Архипов
во время атаки оказался лицом к лицу с четырьмя солдатами
противника. Последней гранатой он уничтожил их, но к нему
бросились еще несколько вражеских солдат, которые стали
окружать Архипова. Оставшись без патронов и гранат, отважный и
находчивый боец не растерялся: выхватив из кармана
пластмассовую мыльницу, он стал размахивать ею, словно
готовясь к броску гранаты. Вражеские солдаты обратились в
бегство, но были взяты в плен нашими бойцами, подоспевшими на
помощь своему товарищу.
Неприятельские войска не смогли устоять перед сильным
натиском наших дивизий, и вскоре их сопротивление было
сломлено. Бросая на поле боя убитых и раненых, вооружение,
боеприпасы, снаряжение, противник беспорядочно отступал в
северном направлении.
К 10 часам утра 421-я дивизия вышла на рубеж: западная
окраина Фонтанки, совхоз Ильичевка, шоссе Одесса – Николаев; к
13 часам 30 минутам части 157-й стрелковой дивизии овладели совхозом Ильичевка и Гильдендорфом. Дальнейшее продвижение
частей дивизии, в связи с отставанием артиллерии, временно
задержалось.
Во второй половине дня вражеское командование, опасаясь
продолжения нашего наступления, стало спешно перебрасывать в
район боев части, снятые с других участков фронта. Авиация
противника со второй половины дня начала усиленную
бомбардировку порта и кораблей, поддерживавших огнём
артиллерии наступавшие войска ООР. Опомнившись, неприятель
стал оказывать сильное сопротивление наступающим советским
частям. Жаркий бой завязался у Чебанки. Неприятельские войска
сильным артиллерийским и ружейно-пулемётным огнём пытались
задержать продвижение десантников. Однако морские пехотинцы
прокладывали себе путь вперед гранатами и штыковыми атаками.
Враг не выдержал натиска моряков. Чебанка была освобождена.
Пять часов длился бой за Новую Дофиновку. В итоге к 18 часам
отчаянно сопротивлявшийся противник был выбит и из этого села.
Бой морских пехотинцев у Старой Дофиновки, сильно
укрепленной противником, длился около шестнадцати часов. В
этой ожесточенной схватке краснофлотцев воодушевлял своим
примером комиссар полка – батальонный комиссар И. А. Слесарев,
который в самые трудные моменты всегда был впереди, в наиболее
опасном месте боя. Командир 3-го батальона старший лейтенант
И. Ф. Матвиенко трижды был ранен осколками мин, но продолжал
вести за собой десантников. Комсомолец Петренко, посланный в
разведку, наткнулся на группу вражеских солдат. Он принял бой и
стал поливать противника огнём из пулемёта. Когда наши
подразделения, сломив сопротивление врага, подошли к Старой
Дофиновке, они обнаружили невдалеке от села павшего героя
Петренко. Рядом лежало около двадцати убитых вражеских солдат.
К вечеру 22 сентября 3-й полк морской пехоты вышел в район
Чебанки, Старой и Новой Дофиновки, захватив две вражеские
батареи, много пулемётов, миномётов и уничтожив более 400
неприятельских солдат и офицеров. В наших руках оказался весь
восточный берег Большого Аджалыкского лимана.
В лощине, невдалеке от Чебанки, разведчики обнаружили
четырехорудийную дальнобойную батарею, брошенную бежавшим противником. Стволы орудий были направлены в сторону Одессы.
Нетрудно было догадаться, что именно из этой батареи враг
обстреливал город. На щитах и стволах каждого из четырех орудий
краснофлотцы написали мелом: «Больше стрелять по Одессе не
будет». На следующий день жители Одессы восторженно
приветствовали моряков, которые провезли захваченную
вражескую батарею по улицам города.
Выполнила возложенные на неё задачи флотская артиллерия.
Эсминцы «Бойкий», «Безупречный», «Беспощадный» и
канонерская лодка «Красная Грузия» выпустили по врагу 3225
снарядов разных калибров. Корректировочные посты, высаженные
на берег, обеспечили большую эффективность огня. Корабли
подавляли очаги сопротивления противника, рассеивали скопления
его живой силы и техники в районах Фонтанки, совхоза
Ильичевка, Гильдендорфа.
Чтобы лишить советские войска поддержки с моря,
неприятельское командование бросило против наших кораблей
крупные силы авиации. Сначала девятка пикирующих
бомбардировщиков Ю-87 внезапно атаковала на огневой позиции
эскадренный миноносец «Безупречный». Искусно маневрируя и
ведя сильный заградительный огонь, корабль избежал прямых
попаданий (всего было сброшено из пике тридцать семь бомб),
однако получил пробоину от близкого разрыва в воде. Машинное
отделение оказалось затопленным, корабль лишился хода.
Пришедший ему на помощь эсминец «Беспощадный»
отбуксировал его в Одесский порт. Но когда «Беспощадный»
вернулся на свою огневую позицию, он сам подвергся атаке двух
десятков пикирующих бомбардировщиков. Командир корабля Г.
П. Негода впоследствии вспоминал:
«Захлопали зенитки «Беспощадного». Корабль начинает
маневрировать, уклоняясь от прямого попадания. Один против
двадцати одного. Мы смело вступаем в бой с авиацией противника.
На помощь подоспел один истребитель. Один! Но какие чудеса
храбрости показывал летчик. Без страха врезался он в гущу
вражеских самолётов, не давая им удержаться на боевом курсе. Но,
увы, силы далеко не равны. Бомбы летят на нас с трех направлений
одновременно. Корабль описывает восьмерки и зигзаги. На палубе кромешный ад, а матросы продолжают отважно работать на
боевых постах... Вот, прорвавшись сквозь заградительный огонь,
над кораблем вражеский самолёт... Эсминец вздрогнул всем
корпусом... Одна бомба попала в полуклюз, другая взорвалась у
самого форштевня, нарушена прочность носовой части корабля,
повреждены почти все помещения, расположенные на носу»1.
«Беспощадный» получил серьезные повреждения, но все же сумел
задним ходом, весь окутанный дымом, дойти до Одесского порта.
А корабли, оставшиеся в строю, продолжали вести огонь по
противнику.
В течение всего дня авиация поддерживала наступление наших
войск. С 16.15 до 18.50 девять истребителей И-6 и один Ил-2
штурмовали живую силу и пулемётные гнезда противника в
лощине западнее Александровки. За трое последних суток летчики
ООР совершили более 150 вылетов и только в воздушных боях
уничтожили 12 вражеских самолётов.
При активной поддержке огня корабельной артиллерии,
бомбардировочной и штурмовой авиации части Восточного
сектора к исходу дня выполнили поставленную задачу. 421-я и
157-я дивизии заняли населенные пункты Фонтанку, Шевченко,
Ильичевку, Гильдендорф, Вапнярку, Александровку и установили
между собой непосредственную связь. Части 421-й стрелковой
дивизии вступили в контакт с подразделениями 3-го полка
морской пехоты.
С наступлением темноты наши части прекратили
преследование противника и стали закрепляться на достигнутых
рубежах.
В результате контрудара, проведенного Приморской армией во
взаимодействии с морским десантом, кораблями и авиацией
Черноморского флота, войскам левого фланга 4-й румынской
армии было нанесено серьезное поражение. Враг был отброшен на
5–8 километров к северу от побережья. Он потерял до 6000 солдат
и офицеров, из них около 2000 убитыми, несколько сот человек
сдались в плен. Были разгромлены незадолго до этого
пополненные 13-я и 15-я пехотные дивизии, причём 13-я дивизия
понесла такие потери, что в дальнейших боевых действиях под Одессой практически не участвовала. Наши войска захватили
большие трофеи, в том числе 39 орудий разных калибров, включая
тяжелые, обстреливавшие город и порт, 127 пулемётов, 15
миномётов, 1100 винтовок и автоматов, 13500 мин и ручных
гранат, 3000 снарядов, много винтовочных патронов, военного
снаряжения.
Значение контрудара не исчерпывалось разгромом двух
вражеских дивизий и захватом больших трофеев. Продвижение
частей Восточного сектора на север увеличило территорию
Одесского плацдарма примерно на 120 квадратных километров и
лишило противника возможности вести отсюда артиллерийский
обстрел города и порта. Успех контрудара сыграл огромную роль в
укреплении боеспособности частей Приморской армии и еще
больше поднял боевой дух героических защитников Одессы.
В связи с тем, что в Западном и Южном секторах противник 22
сентября пытался, в свою очередь, наступать, командование ООР
прекратило наступление в Восточном секторе. Войскам сектора
было передано боевое распоряжение, указывавшее новую линию
обороны. Она начиналась на восточной стороне Большого
Аджалыкского лимана за Новой Дофиновкой и проходила затем
севернее освобожденных Александровки и Гильдендорфа. Частям
157-й стрелковой дивизии, за исключением 716-го стрелкового
полка, остававшегося в оперативном подчинении командира 421-й
дивизии, было приказано начать с утра 23 сентября переброску в
район Нерубайского и Усатово, чтобы затем занять новые рубежи
в Западном секторе. 3-й полк морской пехоты, в командование
которым вступил подполковник В. Н. Затылкин, поступал в
распоряжение командира 421-й дивизии. Ночь ушла на
перегруппировку сил и смену частей.
Войска Одесского оборонительного района начали подготовку
к обороне города в зимних условиях. В ночь с 22 на 23 сентября
1941 года вопрос о подготовке к зиме обсуждался на заседании
Военного совета оборонительного района. Было решено начать
строительство отапливаемых землянок для жилья и хозяйственно-
бытовых нужд. Общее руководство строительством возлагалось на
генерал-майора А. Ф. Хренова, а техническое – на полковника Г.
П. Кедринского. Обеспечение необходимым инвентарем, а также котлами, печками, банями, лампами, фонарями, свечами вменялось
в обязанность начальнику тыла Приморской армии генерал-майору
Т. К. Коломийцу.
Из Новороссийска в Одессу прибыл теплоход «Василий
Чапаев», доставивший дивизион гвардейских миномётов 8-го
миномётного полка под командованием старшего лейтенанта П. С.
Небоженко, имевший 8 боевых машин РС. Это было новое, тогда в
Одессе никому не знакомое грозное оружие – будущие знаменитые
«катюши». Дивизион поступил в армейский резерв. Выделение
одного из немногих в то время подразделений гвардейских
миномётов для ООР лишний раз подтверждало то значение, какое
придавала Ставка обороне Одессы.
Пароход «Курск» доставил в Одессу около двух тысяч бойцов
и командиров для пополнения частей оборонительного района, а
также вооружение и боеприпасы. В пути его атаковали вражеские
бомбардировщики, которые обрушили на слабо защищенное судно
сильные бомбовые удары. «Курск», умело маневрируя, уклонился
от прямого попадания и огнём своих пулемётов сбил один
фашистский самолёт.
На переходе за Тендровской косой вражеская авиация
перехватила буксирный катер «Тайфун». За время обороны Одессы
это судно совершило несколько рейсов в осажденный город,
откуда отбуксировало в другие порты Черноморско-Азовского
бассейна 4000-тонный плавучий док с 27 паровозами, 6000-тонный
железобетонный док, две груженые наливные баржи. Рейс 22
сентября оказался для буксира последним. «Тайфун» погиб от
прямого попадания трех авиабомб.
Бюро Одесского обкома КП(б)У приняло постановление об
упорядочении катакомб и подвалов, где от артиллерийского
обстрела и воздушных бомбардировок укрывались многие жители
Одессы. Обком обязал секретарей райкомов партии и
председателей исполкомов районных Советов депутатов
трудящихся до 27 сентября обеспечить электрификацию
подземелий, оборудование вентиляции, укрепление сводов,
расширение проходов. В катакомбы были назначены коменданты и
агитаторы из числа коммунистов, комсомольцев, депутатов
Советов. Одновременно в катакомбах создавалась материально-
техническая база для партийного подполья и партизанских отрядов
на случай оставления Одессы нашими войсками. Пригородный
райком КП(б)У, например, организовал склады оружия и
продовольствия, библиотеку.
Администратор запретил публиковать записи.

73 героических дня. Сентябрь. 6 года 10 мес. назад #141

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
23 сентября, вторник.

Военный совет ООР в приказе по войскам оборонительного
района объявил благодарность всему личному составу частей и
кораблей, участвовавших в операции 22 сентября, предложил
командирам и военкомам представить особо отличившихся к
правительственным наградам и призвал защитников Одессы к
мужеству и стойкости.
В Восточном секторе наши войска закреплялись на
достигнутых накануне рубежах. Командование 421-й дивизии
получило приказ, укрепив новые позиции, ни при каких условиях
не отдавать их врагу. К утру 23 сентября 3-й полк морской пехоты
был включен в состав 421-й стрелковой дивизии.
В Западном секторе противник силой до пехотного полка
пытался наступать на стыке 161-го и 90-го стрелковых полков.
Части 95-й дивизии, пополненные новыми маршевыми ротами,
контратаковали неприятеля и отбросили его.
В Южном секторе наши части, отражая атаки противника в
районе Дальника, удерживали прежний рубеж обороны.
Большую поддержку пехоте оказывали 411, 39-я и 1-я батареи
береговой обороны.
Летчики 69-го авиационного полка за день совершили 94
самолётовылета, вели разведку, штурмовали пехоту и конницу
врага, прикрывали наши бомбардировщики.
В районе станции Выгода разведкой обнаружены крупные
силы противника, изготовившиеся к наступлению. Чтобы сорвать
планы врага, командование Приморской армии направило в этот
район 12 самолётов 69-го авиационного полка. Прорвавшись
сквозь плотный огонь зенитной артиллерии, группа самолётов под
командованием командира эскадрильи капитана А. А. Елохина
нанесла удар по скоплению вражеской пехоты и техники. Эту
группу прикрывала тройка истребителей И-16 во главе с лейтенантом М. И. Шиловым, которой пришлось завязать
неравный бой с вражескими самолётами. М. И. Шилов проявил в
этом бою исключительное мужество и геройство. Вступив в бой с
пятью фашистскими истребителями, он метким огнём сбил один.
Но в самолёт Шилова попал вражеский снаряд, отказал мотор.
Летчик направил свою машину на скопление фашистских танков.
М. И. Шилов был посмертно удостоен высокого звания Героя
Советского Союза.
Областные газеты «Большевистское знамя» и «Чорноморська
комуна» продолжали публиковать ответы бойцов, командиров и
политработников на письма трудящихся Одессы. Бойцы и
командиры 161-го полка 95-й стрелковой дивизии писали: «Огнём
и мечом отомстим врагу за пролитую кровь, за слезы вдов, детей и
стариков. Заверяем вас, что на подступах к Одессе румыно-
немецкие фашисты найдут себе бесславную смерть». Агитаторы на
промышленных предприятиях, в учреждениях и жилых домах
зачитывали ответные письма советских воинов на обращения
трудящихся. Эти письма, полные твердой веры в победу над
фашизмом, воодушевляли жителей Одессы на новые трудовые
подвиги.
По решению обкома партии на передовую отправлялись
делегации трудящихся для встреч с бойцами, командирами,
политработниками Красной Армии и Черноморского флота. Так,
от Ленинского района Одессы выезжала на передовые позиции
делегация в составе секретаря горкома КП(б)У В. Ф. Гунчука,
секретаря райкома партии Н. Г. Луценко, мастера завода имени
Октябрьской революции И. П. Осипенко, кузнеца этого завода И.
М. Дрозда, заведующей отделом пропаганды и агитации райкома
партии К. П. Пожидаевой и других.
Представители трудящихся привозили бойцам подарки,
письма, знакомились с положением на передовой, с жизнью
воинов, их боевыми делами, рассказывали, как живет и трудится
город. По возвращении они выступали со своеобразными отчетами
на собраниях своих коллективов. Все это еще больше сближало
воинов и тружеников тыла, устремленных к единой цели – победе
над ненавистным врагом.
На передовые позиции систематически выезжали и работники
искусства — они выступали с концертами перед фронтовиками.
155 концертов дали в воинских частях оборонительного района
певцы, музыканты, чтецы, артисты цирка. Особенно тепло
принимали воины выступления артистов эстрады А. Соболевской,
А. Любимова, А. Чернышева, Н. Пановой, М. Ветрова, С.
Черноморца, Е. Кубанского, Н. Коробко, каждый из которых
участвовал в 100–110 концертах. Советское искусство вдохновляло
людей, звало к мужеству, стойкости, самоотверженной борьбе с
врагом, помогало бойцам переносить тяготы фронтовой жизни.
Администратор запретил публиковать записи.

73 героических дня. Сентябрь. 6 года 10 мес. назад #142

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
24 сентября, среда.

После успешного контрудара в Восточном секторе стало
возможным существенно повысить устойчивость обороны в
Южном и Западном секторах. По приказу командования
Приморской армии основные силы 157-й стрелковой дивизии
передали свои участки обороны в Восточном секторе частям 421-й
дивизии и сосредоточились за боевыми порядками 95-й и 25-й
стрелковых дивизий. 384-й стрелковый полк (командир полковник
С. И. Аксенов) был переброшен из поселка Застава на северную
окраину Татарки; в Заставе разместились 633-й стрелковый полк
(командир майор Г. Гамигдалишвили), отдельные подразделения
дивизии и её штаб; 85-й лёгкий артиллерийский полк занял
огневые позиции в двух километрах южнее Заставы; 716-й
стрелковый полк (командир полковник Д. Я. Соцков)
сосредоточился в селе Нерубайском.
Бойцы и командиры 157-й дивизии были полны реши мости
защищать Одессу, не жалея своих сил и самой жизни. В донесении
политотдела дивизии политотделу Приморской армии 24 сентября
сообщалось:
«Личный состав дивизии горит желанием вступить в бой с
врагом и громить его до полной победы. Красноармеец 384-го
стрелкового полка Китайка, беспартийный, молдаванин, говорил:
«Я отомщу фашистам, напавшим на нашу Родину, и горю
желанием скорее вступить в бой и одержать полную победу над
врагом». Красноармеец Котенев заявил: «Мы будем действовать в
бою дружно, и это ускорит победу над врагом и даст хорошие результаты». На состоявшемся комсомольском собрании 9-й роты
384-го стрелкового полка было принято решение: «Умрем, но
Одессу врагу не сдадим».
Бойцы и командиры выражают патриотические чувства,
заявляя, что они желают идти в бой коммунистами. Только в
одном 633-м стрелковом полку за время пребывания его на боевом
участке подано заявлений о приёме в партию 80, в 199-м
отдельном батальоне связи – 11, в 141-м отдельном
разведывательном батальоне – 7, в 212-м отдельном
артиллерийском дивизионе – 9, в 85-м лёгком артиллерийском
полку – 12.
Каждый день в бою с врагом множатся примеры героических
подвигов бойцов и командиров. Так, например, сержант 633-го
стрелкового полка Г. Т. Капустин со своим отделением был
окружен взводом румын. Не растерявшись, он открыл огонь из
ручного пулемёта. Большинство вражеского взвода было
уничтожено, а 13 человек захвачено в плен... Политрук танковой
роты Петрусенко застрелил 9 гитлеровцев, а его рота захватила 75-
мм батарею. Миномётчики 633-го стрелкового полка, где
политруком Михайлов, 23 сентября метким огнём уничтожили 2
повозки, 2 грузовых автомашины и группу румын»1.
Боевые действия под Одессой продолжались, но существенных
перемен за день не произошло.
В Южном секторе части 25-й стрелковой и 2-й кавалерийской
дивизий в 16 часов отразили атаку в направлении Болгарских
хуторов и вечером вели бои на рубеже южная окраина Дальника –
Болгарские хутора. 3-я батарея 85-го артиллерийского полка
уничтожила батарею противника.
В Западном секторе неприятель мелкими группами пехоты
пытался просочиться через наши боевые порядки, но, понеся
потери, отошел в исходное положение. Части 95-й стрелковой
дивизии удерживали прежний рубеж обороны.
В Восточном секторе происходила перегруппировка наших
частей в связи с переходом основных сил 157-й дивизии на новые
участки. Летчики 69-го истребительного авиаполка в воздушном
бою сбили один самолёт противника. Вражеская авиация продолжала варварские бомбардировки
города. Делом первостепенной важности было совершенствование
организации предупреждения и тушения пожаров. 24 сентября
бюро обкома КП(б)У приняло постановление о противопожарной
охране, которым, в частности, предлагалось усилить дежурство в
домах, учреждениях и на предприятиях, чтобы обеспечить
оперативное тушение зажигательных бомб и своевременное
оповещение пожарной охраны города.
Тушение пожаров затрудняла нехватка воды. Пришлось
применять специальные подсасывающие устройства и подавать
морскую воду. Силами населения было сооружено 15 водоемов-
котлованов емкостью в 200 кубометров каждый. С крекинг-завода,
нефтебазы, лакокрасочного завода, железнодорожного узла и
порта перевезли в город, установили на улицах и заполнили водой
1600 деревянных бочек емкостью до 40 ведер каждая, 82
железнодорожных цистерны и металлических бака. На
предприятиях соорудили 40 стационарных водоемов. Расходовать
хранившуюся в них воду разрешалось только для тушения
пожаров. Ночью при частях противопожарной охраны дежурили
городской автотранспорт, гужевой транспорт и 15 трамвайных
площадок, груженные цистернами и бочками с водой. Кроме того,
на чердаках, лестничных площадках и в подъездах жилых домов
были запасены кучи песка, который группы самозащиты добывали
из разобранных для баррикад мостовых или привозили с
«Лузановского пляжа.
Для оказания помощи жителям, пострадавшим от бомбежек и
пожаров, горисполком ассигновал еще 300 тысяч рублей.
Райисполкомы организовали учет семей, нуждавшихся в помощи,
и незамедлительно оказывали её.
Администратор запретил публиковать записи.
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

© 2013 Военно-исторический центр «Память и Слава»
Украина, г.Одесса