Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
Добро пожаловать на наш форум!
Если Вам есть чем поделиться или Вы хотели бы уточнить какие-либо эпизоды, связанные с героической обороной Одессы, то милости просим...
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

ТЕМА: Юновидов С.А. Фланговые наступления, Вост. сектор

Юновидов С.А. Фланговые наступления, Вост. сектор 7 года 8 мес. назад #317

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
Одесская дивизия

(30 августа — 11 сентября)

В самый разгар боев в Восточном секторе командование оборонительного района приняло решение создать новую стрелковую дивизию, которая получила наименование Одесской. Решение это носило в основном формальный характер. Командование ООР, получившее морем в течение последних трех дней 10 000 человек пополнения в составе маршевых батальонов, могло бы сформировать из них новую дивизию, хотя бы и половинного состава, оставив для этих целей хотя бы половину прибывшего пополнения, но не имело для этого ни нужного количества техники и вооружения, ни командных кадров.

Поэтому все прибывшие подкрепления были распределены по секторам, хотя нигде, кроме Восточного сектора, крайней необходимости в принятии такого решения не было. Поэтому создание Одесской дивизии по сути свелось лишь к реорганизации структуры управления Восточным сектором обороны. Теперь правый фланг оборонительного сектора должна была защищать не сводная группа, а дивизия, как это и было принято в остальных двух секторах.

Создание новой дивизии было решено начать с вопроса о ее командире. Кандидатура командовавшего сектором с самого начала труднейших боев за него комбрига Монахова была в последний момент отклонена командующим ООР Жуковым и, соответственно, командующим Приморской армией генерал-лейтенантом Софроновым.

В приказе командования ООР № 9 о создании дивизии уже впечатанная фамилия Монахова была зачеркнута и заменена на фамилию другого кандидата на эту должность.
ЦАМО РФ, ф. 288, оп. 9900, д. 3, л. 35.

Вместо отклоненного Жуковым комбрига была предложена кандидатура полковника Коченова. Кто именно предложил его на эту должность, неясно. Жукову Коченов был хорошо известен, так как являлся начальником гарнизона Одессы, обязанности которого до него исполнял сам Жуков. Генерал-лейтенант Софронов знал Коченова не менее хорошо, так как до назначения начальником гарнизона тот являлся комендантом ТИУР, состав которого был влит в Приморскую армию. В любом случае Жуков его кандидатуру одобрил, и в ночь на 30 августа Коченов был вызван на КП Приморской армии к ее командующему Софронову. Кроме генерал-лейтенанта на КП находились начальник штаба Приморской армии Крылов, члены Военного совета ООР Азаров и Воронин и член Военного совета Приморской армии Кузнецов.

Командующий армией поинтересовался у Коченова, сможет ли он командовать дивизией в Восточном секторе. Коченов ответил, что «пока там не дивизия, а некий конгломерат», на что ЧВС ООР Воронин заметил, что «командовать нормальной дивизией всякий сумеет» и пояснил что наступательные действия от дивизии не требуются: «Там, между лиманами и морем, нам нужен новый укрепрайон. Пусть не по названию укрепрайон — по существу! С обыкновенной полевой фортификацией вместо дотов. Но с очень продуманной системой огня».

Организовывать «укрепрайон» Коченову было не из чего: все артиллерийское и пулеметное вооружение ТИУР давно было распределено по частям Приморской армии в качестве усиления, но согласие на командование Коченов, естественно, дал. Военкомом дивизии был утвержден бригадный комиссар Аксельрод, начальником штаба — полковник Захарченко. Комбриг Монахов[ так и не прошедший переаттестации и остававшийся комбригом даже в 1942 г., когда уже командовал дивизией. ] был назначен начальником гарнизона города вместо Коченова.

Во вновь создаваемую дивизию включались в качестве стрелковых полков 26-й пограничный, 1-й морской и временно — 54-й Разинский (который после замены его еще не сформированным 1327-м стрелковым полком надлежало вернуть 25-й Чапаевской дивизии, которая без него была способна только к оборонительным действиям) и 1-й батальон 136-го запасного полка — т. е. части, уже находившиеся на позициях. Также в дивизию вошли 64-й отдельный пулеметный батальон[ единственный из пульбатов Тираспольского укрепрайона, не распыленный по частям Приморской армии. ] и остатки 249-го конвойного батальона. Крайне обескровленные предыдущими боями полки дивизии были пополнены 1500 бойцов из прибывших маршевых батальонов и одесскими ополченцами. 1327-й СП было решено передать дивизии после того, как он будет сформирован.
Последнее редактирование: 7 года 8 мес. назад от TruckDriver.
Администратор запретил публиковать записи.

Юновидов С.А. Фланговые наступления, Вост. сектор 7 года 8 мес. назад #318

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
Артиллерии у новоиспеченной дивизии имелось явно недостаточно — всего лишь подвижная батарея на тракторной тяге, ранее входившая в состав Дунайской флотилии. Поэтому Приморская армия собиралась передать дивизии 983-й артполк, с 36 орудиями.

Однако передача обоих полков сильно затянулась. 11 сентября, когда дивизия была переименована, согласно предписанию заместителя Наркома обороны Щаденко в 421-ю стрелковую, оба полка только значились в ее штатном расписании.

Одновременно с переименованием дивизии была изменена и нумерация части входивших в нее полков. 1-й полк морской пехоты стал 1330-м стрелковым, а 26-й полк погранвойск НКВД — 1331-м стрелковым. Проведенные переименования затронули и кавдивизию, ставшую 2-й кавалерийской. Окончательно формирование новой дивизии было завершено только после операции по высадке Григорьевского десанта.
Администратор запретил публиковать записи.

Юновидов С.А. Фланговые наступления, Вост. сектор 7 года 8 мес. назад #319

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
План экстренной эвакуации

(30 августа)

Прорыв противника на позиции 21-й батареи произвел сильное впечатление на все командование Одесского оборонительного района. Имевшиеся в распоряжении противника силы были неизвестны, но они могли оказаться вполне достаточными для того, чтобы, прорвавшись через Пересыпь к порту, отрезать от него войска Западного и Южного секторов. За подобные предположения говорил и случай, произошедший уже во время заседания Военного совета. Оператор штаба армии, направленец по Восточному сектору капитан Харлашкин, прервав доклад начальника штаба Приморской армии полковника Крылова, доложил:

«Командир погранполка Кудряшев сообщает, что видит со своего наблюдательного пункта движение колонны противника по Приморскому шоссе в сторону фронта. Просит ударить артиллерией».

Колонна противника была разгромлена огнем крейсера «Червона Украина».

Было собрано совещание членов Военного совета, на котором командующий Приморской армией Софронов оценил создавшееся в Восточном секторе положение как критическое. Командир базы Кулишов по поручению командующего ООР Жукова приказал начальнику штаба базы Иванову и коменданту порта Романову к утру приготовить расчеты на экстренную эвакуацию Приморской армии.

Подобные расчеты были сделаны исходя из того, что в случае экстренной эвакуации тяжелую технику и тыловое имущество придется бросить и уничтожить. Во второй половине ночи расчеты на экстренную эвакуацию были вчерне закончены и представлены командиру базы. Без тылов армию и базу можно было эвакуировать за три ночи с высадкой на мысе Тендра и в районе Ак-мечети — т. е. в ближайших пунктах, не занятых противником и пригодных для выгрузки войск.

Старшим по приему войск предполагалось назначить командира отряда кораблей Северо-западного участка Черного моря, контр-адмирала Вдовиченко.

На следующий день начальник штаба военно-морской базы, по повторному поручению Жукова ознакомившегося с содержанием расчетов, стал готовить на их основе соответствующий план. Работа над планом шла в обстановке полной секретности. Кроме командующих ООР и базой, начальника штаба базы, его заместителя и коменданта порта о подготовке плана не знал вообще никто. Ни командование Приморской армии, оперативно подчиненное Жукову, ни командование Черноморского флота, которому подчинялся он сам, не подозревали о подготовке подобного документа.
Администратор запретил публиковать записи.

Юновидов С.А. Фланговые наступления, Вост. сектор 7 года 8 мес. назад #320

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
Кроме появления возможных панических слухов, командующий ООР, возможно, опасался и ответственности за инициативу по разработке подобного плана, на всякий случай слово «эвакуация» было убрано совсем, так чтобы весь документ был выдержан в духе требований Ставки и наркома ВМФ оборонять Одессу до последней возможности. В результате подготовляемый документ получил длинное название: «План выхода из окружения частей Приморской армии и Одесской военно-морской базы после боя на последнем рубеже Оборонительного района».

В итоге план включил в себя помимо необходимых расчетов схему расстановки судов по гаваням и расписание экстренной посадки частей Приморской армии с графиком их вывоза. Этот план имел одну интересную особенность, которая отличала его от всех подобных планов, принимавшихся как на Черноморском флоте[ в том числе и от окончательного плана эвакуации Одесской ВМБ ], так и на других флотах. Он не имел законченного характера. Заместителю начальника штаба Одесской ВМБ, капитану 3-го ранга Деревянко было вменено ежедневно приезжать на ФКП к начальнику штаба базы Иванову (из соображений абсолютной секретности план не выносился из флагманского командного пункта) и корректировать и план, и схему, исходя из наличия судов, которые в это время находились в распоряжении ОВМБ.

Несмотря на то, что вопрос об эвакуации никто открыто не поднимал, он постоянно витал в воздухе, даже после того как обстановка несколько стабилизировалась. 7 сентября даже начальник Генерального штаба маршал Шапошников, неоднократно напоминавший в своих радиограммах о необходимости обороны Одессы до последней возможности, как это требовала Ставка, тем не менее заметил что «если Одесса будет эвакуироваться, необходимо взять с собой крупных ученых-медиков».

Основной задачей плана являлся вывод живой силы войск обороны из-под ударов противника при наличии угрозы полного ее разгрома и уничтожения.

Все эвакуируемые силы делились на три эшелона.

В 1-й включались тылы Приморской армии и ОВМБ — всего около 14 500 человек. 2-й эшелон образовывали части боевого обеспечения, запасные части, полевое управление армии и часть личного состава партийных и советских организаций г. Одесса — около 18 000 чел.

3-й эшелон — полевые части общей численностью около 37 000 человек.
Администратор запретил публиковать записи.

Юновидов С.А. Фланговые наступления, Вост. сектор 7 года 8 мес. назад #321

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
Эвакуация первого эшелона предусматривалась вне плана в распорядительном порядке до начала общей эвакуации по особым приказаниям ВС ООР. В качестве перевозочных средств должны были использоваться транспорты, выполняющие перевозки оборудования заводов и армимущества.

Сам план предполагалось ввести в действие «в момент отхода сил обороны на основной оборонительный рубеж по всему фронту». С момента введения плана в действие должно было начаться сосредоточение в пунктах посадки частей 2-го эшелона.

Пункты посадки в зависимости от обстановки планировалось развернуть в Одесском порту, используя для этого баржи на буксирах, парусно-моторные суда порта и «стоящие в данный момент в порту транспорты».

В случае невозможности организации посадки в порту планировалась эвакуация с побережий Малого Фонтана и Аркадии.

После погрузки людей суда должны были двигаться в ближайший «свободный порт», которым на момент составления плана являлся м. Тендра. После перевозки второго эшелона суда должны были вернуться за первым. Моментом начала эвакуации третьего эшелона являлся момент отхода сил обороны по периметру на внешнее кольцо баррикад города.

Предполагалось, что все посадочные средства, прибывающие к кораблям с последними группами людей, после приема людей на борт берутся на буксир и уводятся в пункт высадки. По окончании посадки все тихоходные суда должны были строиться в две кильватерные колонны и двумя отрядами, под конвоем боевых кораблей следовать в пункт высадки. Пунктами высадки для 3-го эшелона назначались Ак-мечеть и Ярылгачь.

Так как при таком способе эвакуации большое значение приобретала не только скорость погрузки, но и скорость выгрузки, в пунктах высадки создавались командные группы, руководящие ею, аналогичные таковым в пунктах погрузки.

Части Тендровского оборонительного района и Каракинитского сектора должны были содействовать выгрузке, а их командиры, полковники Костюченко и Просянов должны были распоряжаться ими по указаниям Военного совета ООР.

Общее руководство отводом войск должен был осуществлять ВС ООР. С начала посадки штаба армии на корабль на него должен был переместиться и ВС Приморской армии. С момента начала посадки 2-го эшелона руководство эвакуацией переходило к командиру ОВМБ.
Администратор запретил публиковать записи.

Юновидов С.А. Фланговые наступления, Вост. сектор 7 года 8 мес. назад #322

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
Прикрытие посадки первого эшелона должно было осуществляться силами ПВО ООР, отрядом кораблей ОВМБ и дозорными судами.

Прикрытие посадки второго и третьего эшелонов осуществлялось в дневных условиях с моря, воздуха и суши, в ночных — с моря и суши.

Прикрытие с моря осуществлял отряд контр-адмирала Вдовиченко, на него же возлагалось и прикрытие посадки эшелона с воздуха. Поэтому во время погрузки он должен был занимать места по «диспозициям, допускающим наиболее полное прикрытие места посадки огнем корабельной ЗА от атак авиации противника, от атак с моря (главным образом подводных лодок противника), а также допускающим поддержку артогнем сил обороны на основном оборонительном рубеже».

Предполагалось, что авиация ООР, «обеспечивая посадку людей от атак авиации противника, в то же время находится в готовности для оказания поддержки силам ООР, находящимся на основном оборонительном рубеже». (Как это предполагалось делать одновременно, неясно, видимо, авиация, по замыслу командования ОВМБ, должна была барражировать над участком посадки с полными подвесками либо штурмовать войска противника только пулеметно-пушечным вооружением.)

От действий противника с суши посадка второго эшелона прикрывалась «упорной обороной полевых войск на основном оборонительном рубеже».

Посадка третьего эшелона, т. е. собственно войск, являлась самым слабым местом плана.

Предполагалось, что «при наличии возможности» ее желательно произвести ночью. Последовательность отхода дивизий на посадку не была разработана, никаких планов на этот счет не существовало, и считалось, что она будет установлена в последний момент указаниями ВС в соответствии с текущей обстановкой.

Прикрытие посадки третьего эшелона с моря осуществлялось также силами отряда кораблей ООР и — по возможности — боевыми кораблями ЧФ.

При отходе боевых частей ООР на посадку их прикрытие с суши, которое сначала вообще хотели поручить истребительным отрядам в итоге решили осуществлять «арьергардными батальонами, выделяемыми командирами частей, занимающими оборону на баррикадах».

На переходе караваны тихоходных каботажных судов должны были прикрываться кораблями ЧФ. На всякий случай было максимально увеличено число дымзавесчиков[ их роль должны были выполнять все эсминцы, тральщики, охотники, сторожевые корабли и торпедные катера, а также самолеты авиации ООР и ЧФ. ], которые должны были прикрывать места посадки и высадки для затруднения ведения противником прицельного огня.

В целом план весьма напоминал авантюру, был сильно недоработан и вполне мог кончиться катастрофой. Подписал план замначштаба ООР и начштаба ОВМБ каперанг Иванов 4 сентября, но предусматривалось, что одобрить его в письменном виде должны были командующий ООР и члены Военного совета, для чего были сделаны соответствующие графы.

И даже после ликвидации непосредственной опасности на плане имелась карандашная пометка: «Передать в оперотдел штарма Приморской в личный сейф начштарма» 11.10.41..
ЦАМО РФ, ф. 288, оп. 9900, д. 12, л. 14–20.
Администратор запретил публиковать записи.
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

© 2013 Военно-исторический центр «Память и Слава»
Украина, г.Одесса