Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
Добро пожаловать на наш форум!
Если Вам есть чем поделиться или Вы хотели бы уточнить какие-либо эпизоды, связанные с героической обороной Одессы, то милости просим...
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

ТЕМА: Юновидов С.А. Эвакуация плацдарма.

Юновидов С.А. Эвакуация плацдарма. 7 года 7 мес. назад #443

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
Пропавшая эскадрилья

(13–14 октября
)

Ранним утром 13 октября, еще затемно, в «69-м ИАП» был объявлен срочный сбор всего летного состава у командира полка. Однако собравшимся летчикам не было сделано никаких важных сообщений. Комиссар полка Верховец провел короткую политинформацию о положении на фронтах, и летчики получили приказ приготовиться к полетам.

Две шестерки вылетели на боевые задания: одна — охранять город и порт, другая — штурмовать Дальник. Вернувшись с боевых вылетов, летчики с удивлением увидели на аэродроме механиков, прямо на открытых площадках спешно снимавших моторы с поврежденных самолетов, и связистов, сматывающих кабель.

Вскоре появился командир полка, участник войны в Испании, майор Шестаков, который отменил дальнейшие боевые вылеты и сообщил, что получен приказ о перебазировании в Крым, и план эвакуации полка уже утвержден.

Боеспособные машины должны были отправляться в Крым «своим ходом», остальные — перевозиться на баржах и судах. Первая группа самолетов полка из семи машин, под командованием старшего лейтенанта Череватенко, должна была приготовиться к вылету через два часа, вторая, более многочисленная, из 11 машин, под командованием капитана Демченко, вылетела на рассвете следующего дня. Летчики, не имевшие машин, и технический состав полка должны были эвакуироваться пароходом.

К назначенному времени первая группа была полностью подготовлена к дальнему перелету: залито горючее, опробованы моторы. Все машины были сильно перегружены, некоторые летчики взяли с собой в машины и своих техников.

Ни одна из машин не имела лишнего запаса горючего на случай каких-либо непредвиденных обстоятельств, способных увеличить время полета. Но ни сами летчики, ни командование полка не обратили на это особого внимания. То, что полет будет проходить в сфере досягаемости авиации противника и, возможно, в сложных метеоусловиях, при подготовке никак учтено не было.

Вылет задержался до 14.00. Почти сразу после взлета летчики, не набрав еще достаточной высоты, наткнулись на «мессершмитты», от которых успели вовремя спрятаться в облаках.

Разойдясь с противником, группа набрала высоту и взяла курс на Крым. Пролететь предстояло около 300 км. Встречный ветер уменьшал скорость, увеличивая расход горючего.
Администратор запретил публиковать записи.

Юновидов С.А. Эвакуация плацдарма. 7 года 7 мес. назад #444

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
Крымский берег оказался закрыт плотным туманом. Горючего на поиск аэродрома уже не оставалось, и группа стала садиться в поле за селом Кунан. Из семи входивших в группу машин шестерым удалось благополучно приземлиться на поле. Комиссар Феодосийской эскадрильи Дубковский, перегрузивший самолет больше остальных, дотянуть дальше берега не смог и сел в районе маленького порта Ак-Мечеть.

Фактически группа перелетела в Крым на пределе своих возможностей, находясь в одном шаге от катастрофы, которая легко могла произойти по одной из многих причин. Если бы группу Череватенко атаковали истребители противника или встречный ветер оказался бы более сильным, горючего до крымского берега уже бы не хватило.

Однако все кончилось сравнительно благополучно, поэтому выводов из перелета первой группы никто не сделал, и группа Демченко на следующий день вылетела все с тем же перегрузом. Но результат в этот раз был уже совсем иной.

Вторая группа из-за неисправностей задержалась с вылетом еще дольше первой.

В нее входили все 10 истребителей, остававшихся в сводной авиагруппе ВВС Черноморского флота капитана Демченко, оперативно подчиненной «69-му ИАП» и называемой в нем «Черноморской эскадрильей».

Погода в районе аэродрома быстро портилась, и чтобы не терять дальше время, машины было решено выпускать в полет по мере устранения в них неисправностей. Поэтому вместо одной группы фактически вылетели три.

Первыми взлетели командир сводной авиагруппы капитан Демченко с комиссаром авиагруппы Маралиным, лейтенанты Ченкунов, Дмитрусенко, Николашин и младший лейтенант Тарасов из 2-й эскадрильи «69-го ИАП», самолет которого из-за неисправностей не смог вылететь с группой Череватенко.

Почти одновременно с истребителями в Крым вылетели на «УТИ-4» командир 4-й эскадрильи «69-го ИАП» Елохин и начальник штаба полка Никитин.

Через 15 минут оставшиеся машины также оказались готовыми к полету. Но взлететь успел только заместитель командира «Черноморской эскадрильи» капитан Вальцефер, везший с собой техника Фукалова, после чего обнаружилось, что к аэродрому подходит мощный дождевой шквал. Вылет оставшихся четырех машин задержали, а Вальцеферу дали сигнал возвращаться на аэродром. Однако возвращаться он не рискнул из-за начавшегося сильного ливня со шквалистым ветром и решил продолжать полет.

После того как ливень прошел и погода улучшилась, вылетели оставшиеся 4 машины лейтенантов Скачкова, Сапрыкина, Шевченко и Мягкова. В Крым ни истребители, ни самолет Елохина вовремя не прибыли. Посланная в Крым из Одессы радиограмма сообщала, что группа должна добраться до Крыма к вечеру.

Вечером погода испортилась, и на принимающем аэродроме[ который находился в то время практически за пределами досягаемости авиации противника. ] на всякий случай включили прожекторы, чтобы помочь летчикам с ориентированием. Световые столбы и отсветы прожекторов даже в плохую погоду видно за много километров. Однако к ориентиру никто так и не пришел.

Из первой группы благополучно долететь до Крыма не удалось никому. Тела Дмитрусенко и Николашина были позднее найдены недалеко от Севастополя под обломками их разбитых самолетов. Останки Демченко, Маралина, Ченкунова и Тарасова так и не были найдены. Скорей всего, им не удалось долететь до берега, и их машины упали в море.

Самолет Елохина попал в дождевой шквал через 15 минут после взлета. Чтобы избежать бури, летчик был вынужден прижаться к самой воде и так летел, пока не стемнело. На УТИ-4 отсутствовали приборы для ночного пилотирования, оборудованные подсветкой. Но Елохин был специалистом по ночным полетам. В полку он занимался созданием ночной эскадрильи, и сам во время ночных боев сбил 2 вражеских бомбардировщика. Опытный летчик вел машину в полной темноте, на бреющем полете и практически на ощупь, изредко пользуясь фонариком, чтобы свериться с компасом. Заметив под собой небольшую песчаную косу, летчик сумел сесть «на брюхо» с убранными шасси, опасаясь скапотировать. Утром выяснилось, что самолет удалось посадить на остров Джарылгач, откуда летчиков и забрал сторожевой катер.
Администратор запретил публиковать записи.

Юновидов С.А. Эвакуация плацдарма. 7 года 7 мес. назад #445

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
Вальцефер сумел долететь до Крыма, но отклонился от курса и стал садиться в районе Евпатории. При посадке машину разбило в щепки, а сам капитан получил тяжелые ранения. Но техник Фукалов, отделавшийся лишь легкими ушибами, смог вытащить пилота из кабины и оказать ему первую помощь.

Последняя четверка сумела благополучно добраться до Крыма, тоже сбившись в темноте при низкой облачности и дожде с курса. В полете летчики шли парами, которые в конце концов потеряли друг друга из виду.

Скачков и Сапрыкин оказались в районе села Терекли-Конрад и там совершили посадку. Вторая пара — Шевченко и Мягков — уклонились в сторону Севастополя. И так как сумерки быстро сгущались, а горючее было на исходе, Шевченко пошел на вынужденную и разбился. Мягков не решился садиться и выбросился с парашютом. Во время приземления летчик ударился головой о телеграфный столб. Удар оказался смертельным.

За все время боев под Одессой сводная авиагруппа ВВС Черноморского флота потеряла 8 человек и столько же — во время перелета в Крым.

Теперь сложно задним числом судить о том, можно ли было избежать столь высоких небоевых потерь. Но если бы был учтен опыт перелета первой группы и уменьшена перегрузка машин, а все машины группы были бы готовы к вылету еще утром, и летели бы одной группой под руководством опытного летчика, вероятность потерь, скорей всего, бы значительно уменьшилась.
Администратор запретил публиковать записи.

Юновидов С.А. Эвакуация плацдарма. 7 года 7 мес. назад #446

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
Разработка нового плана

(12 октября)

После того как стало ясно, что решение об одноэтапной эвакуации наконец будет принято, встал вопрос о его практическом осуществлении. Еще при разработке плана экстренной эвакуации командованию ООР стало ясно, что наибольшую трудность представляет как раз осуществление эвакуации боевых частей Приморской армии.

Организовать проведение такой сложной операции, во время которой 4 дивизии с тяжелым вооружением должны были быть эвакуированы за одну ночь, можно было только совместными усилиями четырех штабов: Приморской армии, ООР, Одесской ВМБ и Черноморского флота.

Операция должна была состоять из четырех этапов.

На предварительном этапе предполагалось сосредоточить в Одесском порту крупные транспорты и боевые корабли, в количестве, необходимом для проведения эвакуации за одну ночь, и передислоцировать основную часть истребительной авиации Черноморского флота к мысу Тарханкут, поближе к коммуникациям, на которых будет осуществляться эвакуация.

Сама эвакуация боевых частей должна была проводиться в три этапа.

С ноля часов 15 октября дивизии отправляли и грузили на суда свои тылы, артиллерию и технику. В 19.00 с позиций должны были скрытно сняться основные силы и уйти в порт. С 22.00 начинался отход арьергардов, а в полночь позиции должны были покинуть последние подразделения сил прикрытия.

План движения дивизий в порт и непосредственно к местам погрузки составлялся с учетом нахождения позиций, занимаемых ими в системе обороны
ЦАМО РФ, ф. 288, оп. 9900, д. 32, л. 320.
и им предусматривались следующие маршруты движения частей.

2-я кавалерийская дивизия подходит к Таможенным воротам по спуску Вакуленчука и далее на Карантинный мол, в Карантинной гавани, где с причала № 5 грузится на транспорты «Чапаев» и «Большевик». Тылы и частично артиллерия и транспорт дивизии должны были грузиться на баржу, буксируемую СКР «Кубань».

25-я стрелковая дивизия — по спуску Кангуна через Таможенные ворота к Платоновскому и Новому молам в Новой гавани, где грузится на транспорты «Курск», «Жан Жорес» и «Украина».

95-я дивизия движется двумя колоннами: по Военному спуску и улице Старостина через Крымские ворота на Военный мол, в Каботажной гавани, где грузится с причалов № 34 и 36 на транспорты «Армения», «Калинин» и «Восток».

421-я дивизия следует через Пересыпь в Нефтяную гавань, где грузится на транспорты «Котовский» и «Сызрань». Погранполк направляется на Военный мол в Каботажной гавани, где грузится на транспорт «Абхазия».

К 21.00 войска начнут подходить к судам. Для прикрытия отхода каждая дивизия оставляет по батальону, насчитывающему не менее 1200 человек в качестве арьергарда. Части прикрытия начинают отход к пунктам посадки в 22.00.

Арьергард 421-й дивизии должен был грузиться там же, где и сама дивизия — в Нефтяной гавани, арьергард 95-й в Практической, с той разницей, что вывозить их планировалось не транспортами, с помощью канонерских лодок, тральщиков и парусно-моторных шхун.
Администратор запретил публиковать записи.

Юновидов С.А. Эвакуация плацдарма. 7 года 7 мес. назад #447

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
Арьергард же 25-й дивизии должен был грузиться в Аркадии на суда с малой осадкой: болиндеры, моторные баркасы, 50 парусных и моторных шлюпок и на 27 понтонных шлюпок.
ЦАМО РФ, ф. 288, оп. 9900, д. 32, л. 322.

От каждой дивизии к флотскому коменданту участка посадки[ отвечавшему и за оборону причалов в случае прорыва к ним противника. ] выделялся армейский представитель для поддержания порядка, а на каждое судно назначались начальник и комиссар эшелона, которые должны были руководить посадкой людей и отвечать за погрузку оружия. Разработанные схемы движения подразделений от позиций до порта были вручены командирам. На подходе к порту на мостовой улиц начерчивались белой краской стрелы, показывающие направление к порту. Назначались специальные «маяки» для облегчения ориентировки и проводники для движения по порту, заранее изучившие порт и расположение судов в гаванях.
ЦАМО РФ, ф. 288, оп. 9900, д. 32, л. 318.

Посадка должна была производиться поротно, в колоннах «по одному», на 2–4 трапа одновременно. Одновременно же с посадкой пехоты должны были грузиться вручную по трапам станковые пулеметы, минометы и легкие орудия без лошадей и повозок.
ЦАМО РФ ф. 288, оп. 9900, д. 32, л. 319.

Нормативы на погрузку с учетом количества задействованных судов и трапов были установлены в количестве 45 минут для тысячи человек, 1,5 часа для 2 тысяч, 2 часа для 5 тысяч человек и 3 часа для 10 тысяч.

Для каждой стрелковой дивизии выделялось по три судна, стоящих между смежными причалами, а для кавдивизии — два. Причалы, с которых будет грузиться каждая дивизия, было решено объединить в эвакуационные участки, контролируемые выделенными комендантами. Два транспорта оставлялись в резерв на случай поломки или уничтожения противником судов, предназначенных для эвакуации.

Расчет времени в предстоящей операции приобретал решающее значение, так как конвои должны были успеть за темное время суток добраться до середины Каракинитского залива, где их смогла бы прикрыть истребительная авиация Черноморского флота. С учетом того, что транспорты для проведения успешных налетов должны быть предварительно обнаружены авиаразведкой противника, предельное время выхода транспортов на середину Каракинитского залива определялось как 9.00 16 октября. Следовательно, последние суда должны были покинуть Одесский порт до 3–4 часов ночи. Норматив на съемку со швартов и выход из порта устанавливался в полчаса.

Для выхода двенадцати судов требовалось 6 часов. Чтобы последнее судно ушло до 4.00, первое должно было выйти в 22.00. Значит, посадка на него должна была быть закончена в 21.30.

На примере двух рот был составлен хронометраж движения от передовой до причалов. При максимальной скорости движения[ бегом ] расстояние можно было покрыть за два — два с половиной часа.
Администратор запретил публиковать записи.

Юновидов С.А. Эвакуация плацдарма. 7 года 7 мес. назад #448

  • TruckDriver
  • TruckDriver аватар
  • Вне сайта
  • Модератор
  • Сообщений: 1111
  • Спасибо получено: 1
  • Репутация: 3
Для концевых частей этот норматив решено было удвоить, учитывая возможные заторы и последствия налетов вражеской авиации. Гидрографическая служба базы для облегчения выхода из гавани в воротах порта на месте Воронцовского маяка и на оконечностях мола должна была установить белые огни. Для ориентировки на внешнем рейде на Большой Фонтанке устанавливался зеленый огонь, на мысе Е — синий. Капитанам разрешалось в случае угрозы столкновения включать отличительные бортовые огни.

Учитывая таллинский опыт, классических конвоев решено было не организовывать, так как при недостатке судов охранения они были слишком уязвимы для вражеского удара и экономили противнику время на поиск целей.

При неодновременном окончании погрузки более надежным представлялось самостоятельное использование каждым судном имеющегося у него запаса темного времени на то, чтобы как можно дальше уйти из опасной зоны.

Исходя из этих соображений, сбор транспортов на внешнем рейде был признан опасным. Кроме того, организация конвоя приводила к неизбежному равнению по самому тихоходному, что также расходовало драгоценное время. Кроме этого, капитаны гражданских транспортов и даже многие командиры военных транспортов не имели достаточного опыта согласованного движения в конвое.

Поэтому каждое судно должно было на максимально возможной для него скорости стараться покинуть зону конвоя. На случай обнаружения транспорта противником каждый из них должны были непосредственно прикрывать 3 охотника, образующих своеобразный мини-конвой. Таким образом, транспорты должны были фактически осуществлять движение импровизированной колонной конвоев.

Расстояние между такими мини-конвоями, конечно, никак не регулировалось, но предполагалось, что они растянутся примерно на 40–50 миль. Корабли эскадры должны были осуществлять прикрытие движения в этом пределе, сосредоточиваясь в наиболее угрожаемых участках, число которых должно было уменьшаться по мере удаления кораблей от базы.

План эвакуации даже в своем окончательном варианте имел несколько уязвимых мест, ликвидировать которые полностью так и не удалось. Большое скопление людей в порту становилось идеальной целью для вражеской авиации. И ни авиация, ни зенитные дивизионы уже не могли обеспечить прикрытие эвакуации армии на одном из самых ответственных ее этапов — при погрузке основных сил на транспорты. Для уменьшения возможных потерь и эвакуируемые дивизии, и сами транспорты, на которые они грузились, были максимально рассредоточены по гаваням, благо размеры Одесского порта это позволяли. Транспорты при этом решено было разместить у причалов так, чтобы попадание одной бомбы не могло привести к повреждению сразу двух транспортов. Несколько меньшую угрозу представлял также возможный артналет.

Количество резервных судов, как это выяснилось еще до начала эвакуации, тоже оказалось недостаточным. Особую тревогу это вызвало у командующего армией генерал-майора Петрова, который, узнав, что вовремя, возможно, не будут поданы три транспорта, что превышало возможности выделенного резерва, сказал исполнявшему обязанности начальника штаба ОВМБ, капитану 3-го ранга Деревянко:

«Если моряки не способны поднять все войска и есть угроза хоть одному полку, вы, моряки, можете уходить, а я останусь с армией». В целом план соответствовал реальной обстановке, и теперь все зависело от того, как его удастся реализовать.
Администратор запретил публиковать записи.
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

© 2013 Военно-исторический центр «Память и Слава»
Украина, г.Одесса